00:39

вторник,
22 июня

Киевлянка Мария Макарова была историком, а стала кузнецом

26.11.2013 / 10:04
Киевлянка Мария Макарова была историком, а стала кузнецом
Кузнечный молот вместо клавиатуры

Два года назад киевлянка Мария Макарова круто изменила свою жизнь: девушка-историк увлеклась кузнечным делом, которое со временем стало ее основной профессией.

Непростой путь кузнеца

Началось все с того, что девушка, изучая сайты по трудоустройству, увидела вакансию ученика кузнеца. Заинтересовалась, попробовала, и у нее получилось. В 26 лет Маша пошла учиться в Киевский лицей транспорта – единственное учебное заведение в Украине, в котором готовят мастеров кузнечного дела. Макарова стала первой девушкой за всю историю лицея, пожелавшей получить эту сугубо мужскую специальность.

«В принципе, могла диплом и не получать, – рассказывает Мария, – столкнулась с тем, что при поступлении на работу смотрят не «корочку», а что ты умеешь делать. Тем более, что сейчас это дефицитная профессия, впрочем, как и многие рабочие специальности».

Учиться же пошла, чтобы иметь базовые навыки работы с техникой. Пришлось непросто, ведь ее однокурсники – парни 17-18 лет, в основном выходцы из села, сызмальства знающие, как обращаться с молотками. В этом году Маша получила диплом кузнеца и электрогазосварщика с отличием.

Без мата металл не куется

Макарова почти сразу нашла работу в кузнице на Теремках. Здесь ее задача – правильно собирать кованые детали, сваривать их между собой, создавая металлические балконы, ограды, светильники, скамейки. Говорит, это как собирать железный конструктор. И при этом не только мышцы, но и мозги работают отлично – нужно применять знания по геометрии, математике. Поначалу мужчины в кузнице к коллеге-женщине отнеслись настороженно. И даже стеснялись ругаться матом. Но потом, когда Маша уронила себе на ногу болванку и, не стесняясь в выражениях, возмутилась этому, поняли, что свой человек. При этом девушка легко оперирует такими терминами, как «лабильность психики», «гендерный шовинизм» и «когнитивный диссонанс».

«Да, без обсценной лексики, то есть мата, в кузнице сложновато, – признается Мария. – Ну вот как быстро объяснить человеку, чтобы уходил с дороги, когда другие несут горячую заготовку? А мат – он краткий и емкий.

И все же Маше каждый день приходится доказывать, что она имеет право здесь находиться – в мужском коллективе принято брать «на слабо».

«Я знаю предел своих физических возможностей. Мужчины легко могут поднять заготовку весом в 70 кг, а я только в 50. Но есть много современных приспособлений, которые облегчают тяжелый труд. Так что женщине в кузнице, если ей это нравится, самое место».

Она уже привыкла видеть на лицах искреннее удивление, когда рассказывает о своей профессии. Некоторые говорят, что это ей просто делать нечего, другие сердятся, искренне полагая, что девушка ступила на «запретную мужскую территорию».

«Вот почему-то женщина-шпалоукладчица никого не смущает, а женщина, которая работает с металлом, вызывает удивление. Вообще-то есть только две истинно гендерные профессии: это суррогатная мать – для женщины и донор спермы – для мужчины, – считает Мария. – В остальных случаях пол в профессии роли не играет».

Кузница лучше фитнеса, но хуже косметолога

Глядя на ее ровную спину и королевскую осанку, можно подумать, что девушка занимается балетом. Но все это благодаря кузнице. Маша признается, что уже через месяц работы у нее прошел «офисный зажим» в шее, еще через три месяца вдруг обнаружила, что мышцы пришли в тонус, а спина стала потрясающе ровной. Сейчас как сварщику-сборщику ей приходится работать с секциями весом 40-50 кг. Каждую надо развернуть, приподнять и выровнять. Такой «фитнес» длится все 8 часов рабочего дня.

«Пришлось наслушаться немало мифов об этой профессии: пугали, что будет обожженное лицо, перекачанная правая сторона, да и вообще на шкаф буду похожа. Ничего подобного со мной не случилось, – улыбается Маша. – Наоборот, работа кузнеца сделала меня более женственной. И следить за красотой приходится с утроенной силой, особенно за кожей».

Правда, многим приходится жертвовать. Например, не выходит отрастить длинные ногти – они постоянно ломаются. Пришлось забыть и о декоративной косметике на каждый день. Специфика труда такова, что тепло от горна расширяет поры кожи, куда быстро забивается мелкая грязь. Так что Машин шкафчик на работе переполнен очищающими средствами.

«Техника безопасности превыше всего. На работе перебинтовываю суставы – руки берегу. Я ведь еще пою, играю на гитаре, пианино и кельтской арфе», – рассказывает кузнец.

Кузнецы и сварщики сейчас в дефиците, но не в цене – работа тяжелая и неблагодарная, а зарплата – как у менеджера низшего звена. Так что Маша планирует года через два, когда наберется опыта, поехать за рубеж, попрактиковаться и денег заработать. Там такие специалисты нарасхват. Кстати, вдохновившись примером Макаровой, ее подруга Катя, получив диплом магистра права, тоже пошла учиться в лицей на кузнеца.

Откуда пошло женское кузнечество

В отличие от Украины, в других странах женщины-кузнецы – не такая уж редкость. В России хорошо известны кузнецы Мария Архангельская и Наталья Забелина, которые преимущественно имеют дело с оружием. В Беларуси все знают мастера Оксану Кирилюк из Молодечно, известную огромными коваными композициями. Да и в Европе предостаточно представительниц слабого пола, которые легко управляются с огнем и молотом. Благо, сейчас хватает современных приспособлений, которые помогают облегчить когда-то тяжелый труд молотобойца. Прежде же такими мастерами славилась в основном средневековая Англия, где женщины наследовали дело отца или мужа. Свидетельство тому – многочисленные гравюры и рисунки в книгах.

Одна из первых работ киевлянки — кованое дерево

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
21 июня
20 июня