03:35

вторник,
28 сентября

Первая кинофанатка Советского Союза

26.12.2013 / 11:47
Первая кинофанатка Советского Союза
Тамара Бутырская из Ялты первой в СССР переписывалась со звездами Голливуда

Жительница Ялты Тамара Бутырская может похвастаться тем, что она была первой из киноманок Советского Союза, кому удалось получить автограф американской звезды и примкнуть к кругу избранных членов фан-клуба знаменитой голливудской затворницы и бесподобной актрисы Дины Дурбин.

Как и многие ее соотечественники, школьница Тамара впервые увидела своих будущих кинокумиров в кинозалах послевоенной Ялты. Имена звезд Голливуда 1930-1940-х годов Нельсона Эдди, Джанет МакДональд и Дины Дурбин звучали для девочки Томы как магические заклинания. Она бегала по всем клубам и кинозалам ялтинских здравниц, в которых показывали кино, и выписывала себе репертуар месяца «трофейных лент» с участием непревзойденного дуэта Нельсона и Джанет или блистательной Дины. Приходилось смотреть все подряд, потому что определить «свои картины» было невозможно – кино анонсировали без исполнителей главных ролей, одним только названием в вольном переводе. Реплики и диалоги в фильмах были переозвучены на немецкий язык, но саундтрек оставался оригинальным – герои пели на английском, и эти песни Тамара знала наизусть.

Первая любовь

«Нельсона Эдди я первый раз увидела в картине „Весенние дни“ (1937) и поняла, что это мужчина моей жизни, о котором я мечтала, – вспоминает Тамара. – Мне тогда было 14 лет, и я весь фильм шептала своей подруге: „Это он, это он...“»

До того как в 1957 году трофейные киноленты вывели из ялтинского кинопроката, она успела пересмотреть их сотни раз, запоминая дословно субтитры и буквально все кадры. Никакой информации о карьере американских актеров в газетах и журналах не печатали, а фотокарточки можно было купить только у спекулянтов – это были нечеткие снимки, сделанные с обрезков кинолент. Без киносказок с любимыми актерами жизнь Тамары казалась ей невыносимо скучной.

Письма без ответа

И тогда находчивой пионерке пришла в голову дерзкая мысль – написать кинозвездам в Америку. Но где же узнать адреса кумиров во времена «железного занавеса», который прочно отделял СССР от идеологически враждебной масс-культуры? Тамара писала наугад – в Нью-Йорк, в Сан-Франциско, в Лос-Анджелес, и так по всем самым крупным городам США. Письма возвращались назад с американскими штемпелями и указаниями на неправильный адрес. Казалось бы, пустая затея, но, как всегда, помог случай. Тамара встретила в Ялте группу американских туристов и в разговоре пожаловалась на свои неудачи. Практичные американцы посоветовали ей написать Нельсону Эдди на адрес киностудии «Метро-Голдвин-Майер», где он снимался. И случилось чудо!

Привет из Америки

В 1959 году на имя Тамары Бутырской пришел большой конверт из США. Нельсон Эдди прислал ей свою фотографию 15х24 см с дарственной надписью. Вероятно, это был первый автограф в истории советского фан-движения, доставшийся рядовому зрителю от звезды Голливуда первой величины. Ведь до того времени, когда в Москве будут греметь международные кинофестивали с участием звезд французского и итальянского кино, было еще далеко.

Под прицелом КГБ

Конечно же, переписка Тамары Бутырской не осталась без внимания ялтинского горуправления КГБ. Девушка получила повестку с приглашением посетить учреждение госбезопасности на улице Кирова, где ее, простую советскую гражданку, пропесочили на предмет непатриотичного мышления.

«Конечно же, было страшно идти к ним, – рассказывает Тамара. – Спрашивают: зачем вы переписываетесь? Я им объясняю: мне очень нравятся эти актеры. Они: а почему вам наши не нравятся? Вот сейчас бы я им сказала: вы что, ненормальные? Мне нравится человек, нравится как он играет, его голос – и мне без разницы, американец он или француз! Сейчас смешно это вспоминать, но тогда они на полном серьезе устроили за мной наблюдение и даже завербовали мою подругу, чтобы та сообщала в КГБ о моем поведении».

Увещевания гэбистов не помогли – Тамара не отказалась от своего увлечения и продолжала общаться со звездами. Вскоре ей посчастливилось получить автограф от Джанет Макдональд, и еще дважды ей приходили письма от Нельсона. Увы, встретиться с ними жительнице Ялты было не суждено – в 1965 году умерла Джанет, а через год и Нельсон. Письма от них Тамара Сергеевна хранит как самые дорогие свои реликвии. Для нее эти уникальные автографы дороже золота.

На самолете в кино

Интерес и любовь Тамары к творчеству дуэта Нельсона и Джанет никогда не ослабевал. Она вспоминает, как в 1983 году летала всего на один день в Москву, чтобы посмотреть в кинотеатре «Иллюзион» картину 1936 года с их участием «Роз-Мари».

«Я не могла посмотреть этот фильм 25 лет, – вспоминает Тамара. – Его держали в „Белых Столбах“ – это подмосковный архив Госфильмофонда СССР, и я представляла себе, что фильм все это время был в тюрьме. Известный киновед Владимир Соловьев специально для меня достал эту ленту. И вот 23 ноября я в Москве, спешу навстречу мечте. Но подхожу к кинотеатру, и меня начинает трясти, мне плохо – мы сейчас встретимся, я снова увижу на экране мужчину своей мечты! Взяла себя в руки, вошла в зал, и только заиграла музыка – я расплакалась. Весь фильм проплакала и следующий сеанс тоже плакала. Из зала выхожу – вся зареванная, а контролер у меня спрашивает: „Вам плохо?“. „Нет, мне очень хорошо“. А когда уходила с последнего сеанса – весь день смотрела этот фильм, то забыла надеть шубу и в бордовом шерстяном платье так и шла по морозной Москве, думая, что вот, он опять в „Белые Столбы“, а я в Ялту – снова разлука».

Затворница Дина

Еще одна страсть Тамары Бутырской – канадская актриса Дина Дурбин, которая блистала не киноэкранах в 1940-х годах, пленяя армию поклонников своей красотой и харизмой. Но увы, до самого конца ХХ века письма Тамары Сергеевны к своей любимице оставались без ответа. Кинофанатка просто не знала, что актриса по собственной воле покинула «фабрику грез» и предпочла славе абсолютное затворничество – десятилетиями никаких фото и интервью! Обладательница «Оскара» 1938 года после неудачных попыток вырваться из амплуа «Золушки» прекратила сниматься в 1948 году. Зрители не хотели видеть ничего другого в ее исполнении, даже устраивали у кинотеатров манифестации с протестом: «Верните нам прежнюю Дину!» Продюсеры же считали 27-летнюю актрису слишком старой для исполнения ролей маленьких Золушек, а другой ее так и не приняли зрители. Поэтому Дина вышла замуж и уехала в Европу, особым пунктом отметив в брачном контракте свое право на жизнь в безвестности.

Звезда не устояла

Ничего об этом не зная, Тамара уж было отчаялась получить заветный автограф, но опять же набережная Ялты, где любят гулять интуристы, свела Бутырскую с прихожанкой христианской церкви – пожилой англичанкой Мюррел Викс, которая помогла фанатке узнать о судьбе актрисы. По просьбе Тамары Мюррел выяснила, что Дина Дурбин живет во французском городке Ноппель-ле-Шато, а в Англии существует ее фан-клуб с ежегодными фестивалями. Воодушевившись, Тамара стала писать актрисе письма, и та наконец ответила, прислав фото с автографом! А в 1998-м Тамара получила приглашение на фестиваль Дины Дурбин и впервые в жизни отправилась в заграничное путешествие. В посольстве Великобритании визу ей открыли без проблем, узнав о цели визита. Более того, пожилая сотрудница визового отдела, забыв об очереди, долго расспрашивала Тамару о Дине – в Англии ведь тоже немногие знают, что Дина жива!

Платье-фурор

В Скарборо Бутырская произвела фурор среди фестивальной публики, появившись на приеме в платье Дины Дурбин, в котором та снималась в фильме «Сестра его дворецкого» (1943). Этот фильм был особенно популярен в СССР, потому что в нем Дина исполняет фрагменты трех романсов на русском языке – «Эй, ямщик, гони-ка к яру...», «Калитка», «Две гитары».

«Это платье у нас в стране знают с конца 1940-х годов и именно его называют платьем Дины Дурбин, – рассказывает Тамара. – Мне помогла его сшить моя подруга Жанна Саламатина. В Англии все просто обалдели». В одном из номеров журнала фан-движения Дины Дурбин появилась заметка о платье Тамары. Кстати, она была и остается единственной русской в официальном обществе Дины Дурбин. В Англии Тамара побывала еще раз в 2004 году, познакомилась с родной сестрой Дины – Энн, и продолжает переписываться с ней до сих пор.

Свою любовь к Дине Тамара Сергеевна не скрывает и по сей день: стены ее скромной ялтинской квартиры увешаны фотографиями кинодивы; на лацкане плаща или пальто у нее всегда клубный значок с изображением актрисы, а на полке возле телевизора – все 22 фильма с участием звезды.

Вслед за звездами

Любовь к актерам привела к тому, что Тамара Бутырская и сама стала киноактрисой. На съемочную площадку Бутырская впервые попала еще школьницей – ей с одноклассницами пришлось остаться на дополнительный урок по просьбе ассистентов режиссера Ильи Фрэза. И почти весь их ялтинский класс увидела вся страна на экранах в 1948 году. Картина «Первоклассница» стала первым фильмом Тамары, с тех пор она снимается уже более 65 лет.

В ее рекордной «зачетке» уже более 200 фильмов с эпизодами и даже главными ролями. В фильме «Дневник Печорина» (1990) она сыграла княгиню Лиговскую, а в «Романсе о поэте» (1992) – Пиковую даму, где ее партнерами были Николай Караченцов и Ольга Кабо. Не будучи профессиональной актрисой, она окончила только музучилище, но всегда была интересна режиссерам. Ее яркая, незаурядная внешность – из тех, какие особенно «любит камера» – позволяла создавать запоминающиеся образы.

«Диапазон перевоплощений у меня широчайший: от социального дна, где я была и проституткой, и пьяницей – до мира титулованных особ, в котором я играла и графинь, и королев, – рассказывает Тамара. – А по национальному признаку, помимо цыганок и евреек, я, наверное, переиграла все народы Латинской Америки, Кавказа и Крайнего Севера. С погружением в атмосферу другой страны больше всего впечатлила роль чилийки в фильме „Звезда и смерть Хоакина Мурьеты“. Ну а сейчас меня чаще всего приглашают играть знахарок, шаманок и представительниц творческой интеллигенции в ретро-фильмах».

Благодаря неординарной внешности и любви к кино Тамара Бутырская побывала в разных частях света, оставаясь при этом... в Крыму. Она гуляла по Италии рядом с Татьяной Самойловой («Анна Каренина»), была служанкой Ирины Алферовой в плену у сибирского хана Кучума («Ермак»), лила слезы вместе с бедными аргентинцами («Синьора»). А сегодня на телеэкранах можно увидеть ее недавние работы в сериалах «Ермоловы» и «Ненависть».

Опыт и знание массовки изнутри позволяли ей успешно справляться с обязанностями помощника режиссера в десятках картин – еще в докомпьютерную эру она буквально переписала всю Ялту, собирая досье типажей.

«Могла и в очереди подойти к человеку, и в троллейбусе, и на набережной, – рассказывает Тамара. – Увижу, кто выделяется из толпы – и сразу знакомлюсь, беру контакты, потом фотоснимки. Почти никто не отказывался сниматься в кино – будь то директор или простой работяга. Магия экрана всех влечет!»

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
27 сентября