00:45

воскресенье,
01 ноября

Владимир Щербицкий: последний украинский секретарь

06.12.2013 / 12:04
Владимир Щербицкий: последний украинский секретарь
Владимир Щербицкий имел два шанса возглавить СССР, но не смог

Последнему партийному лидеру Советской Украины Владимиру Щербицкому в этом году исполнилось бы 95 лет. Сейчас, вспоминая о первом секретаре ЦК КП УССР, его соратники и современники часто говорят о вкладе Щербицкого в создание экономической мощи Украинской Республики. Однако мало кто признается в том, что он до последнего дня не разделял идею независимости Украины. Но при этом – были два эпизода в истории СССР, когда Щербицкий мог повернуть историю страны вспять и сохранить единое социалистическое государство. Первый человек в Советской Украине не захотел стать первым человеком в СССР.

Сытый социализм

Начиная с 1966 года генеральный секретарь КПСС Леонид Брежнев безраздельно правил шестой частью земной суши. Экономика государства развивалась без видимых рывков и очевидных падений. Ильичу нужен был сытый народ, который не интересуется политикой, но при этом такой, который ценит своих вождей. Народ же реагировал на политику партии соответственно – остротами. По стране из уст в уста передавали стишок:

«Если женщина красива

И в постели горяча,

Это личная заслуга

Леонида Ильича».

И все же, всеми правдами и неправдами партийные руководители добились какой-никакой стабильности. Украина тоже не отставала, и любой человек мог рассчитывать на батон колбасы за два двадцать и пол-литра водки за три шестьдесят две. «Царевым оком» на просторах Украины был давний друг Леонида Брежнева – Владимир Щербицкий. Еще во времена правления Иосифа Сталина они вместе работали в Днепропетровске, и в дальнейшем Щербицкий тщательно придерживался того же курса, что и Брежнев – не отступая ни на йоту от программы партии.

Противник политических игр

В 1976 году Брежнев перенес инсульт. Болезнь подкосила здоровье генсека, и к началу 1980-х годов он невольно стал символом уходящей эпохи. Соратники «дорогого Леонида Ильича» всерьез задумались о преемнике.

Как свидетельствуют историки, сам Брежнев готовил «московский трон» под Щербицкого. Вокруг главного коммуниста Украины началась политическая борьба. С одной стороны, такие мощные политические фигуры, как председатель КГБ Юрий Андропов и секретарь ЦК Константин Черненко видели во главе государства только себя, а с другой – всячески пытались продемонстрировать свою лояльность к близкому кругу всесильного Леонида Ильича. Щербицкого они обхаживали с особой старательностью и даже сватали на роль генсека, от которой украинец отказывался.

Главный кремлевский врач Евгений Чазов в своих мемуарах вспоминает, как это было:

«Между тем события, связанные с болезнью Брежнева, начали приобретать политический характер. Не могу сказать, каким образом, вероятнее от Подгорного и его друзей, но слухи о тяжелой болезни Брежнева начали широко обсуждаться не только среди членов Политбюро, но и среди членов ЦК…

Андропов начал перечислять членов Политбюро, которые при любых условиях будут поддерживать Брежнева. Ему показалось, что их недостаточно. „Хорошо бы, – заметил он, – если бы в Москву переехал из Киева Щербицкий“.

Искренне расстроенный Щербицкий ответил не сразу. Он долго молчал, видимо, переживая услышанное, и лишь затем сказал: „Я догадывался о том, что вы рассказали. Но верю, что Брежнев сильный человек и выйдет из этого состояния. Мне искренне жаль, но в этой политической игре я участвовать не хочу“».

Но Брежневу так и не удалось оправиться от болезни. В 1982 году он умер, а «красный трон» занял Юрий Андропов.

Ставленник Андропова

Отказ Щербицкого перебраться в Москву и встать у штурвала советского государства стал роковым для страны. Андропов воспользовался моментом и всячески продвигал по партийной линии ставропольца Михаила Горбачева. О своих особых связях с Андроповым рассказывает в мемуарах и сам Горбачев:

«Наши отношения позволяли мне не ходить по кругу, а вести с ним откровенный разговор». И еще: «Не было в руководстве страны человека, с которым я был бы так тесно и так долго связан, которому был бы столь многим обязан».

На фоне дряхлеющего Политбюро Михаил Сергеевич отличался живостью. Уже тогда многие разглядели в нем будущее СССР. Горбачев налаживал личные контакты со многими видными аппаратчиками того времени, тесно общался он и со Щербицким.

До поры до времени тот не высказывал замечаний по поводу уж очень активного продвижения пятидесятилетнего секретаря ЦК партии. Не хотел вступать в открытое противостояние с генеральным секретарем. Тем более что Щербицкому, с приходом на высшую государственную должность Юрия Андропова, лучше было «не высовываться».

Чистка днепропетровского клана

Андропов активно и жестко «зачищал» днепропетровские кадры, которые оставил после себя Брежнев. Яркий тому пример – судьба некогда всесильного министра внутренних дел Николая Щелокова. За короткое время правления Андропова – с 1982 по 1984 год – его довели до самоубийства. Но предварительно Щелокова лишили всех наград и званий, да еще и грозили тюрьмой. Представитель днепропетровского клана Щербицкий был орешком покрепче – его не собирались снимать с занимаемой должности, но и без пристального внимания не оставляли.

В 1983 году Андропов направил в Украину с инспекцией секретаря ЦК Егора Кузьмича Лигачева. Того самого, по чьей указке в 1985 году в Крыму рубили виноградники, борясь с «повальным алкоголизмом». Об этой инспекционной поездке писал известный российский историк-публицист Леонид Млечин:

«Юрий Владимирович вызвал к себе нового главного кадровика партии Егора Лигачева и поручил ему поехать на Украину, проверить, как там обстоят дела. Это был неприятный сигнал Щербицкому. Суровый характер и придирчивость Лигачева уже хорошо знали в аппарате.

Егор Кузьмич рассказывал мне позже, что, выполняя поручение генерального секретаря, он ездил по Украине неделю. Свое мнение подробно и откровенно доложил Андропову. Когда закончил доклад, Юрий Владимирович спросил:

– Ты все мне доложил?

– Думаю, все.

– Нет, ты мне не все доложил. А с чем ты столкнулся, когда вернулся в Москву?

Выяснилось, что Андропову уже доложили о том, что из Украины Лигачеву прислали щедрый подарок. Егор Кузьмич не успел долететь до Москвы, а ему прямо на квартиру доставили целый сундук разных вещей: домашнюю утварь, радиоаппаратуру.

Встречает его жена Зинаида Ивановна и говорит:

– Юрий (так называли Лигачева домашние), тут тебе какая-то посылка большая. Целый сундук.

Удивленный Лигачев поставил чемоданы, открыл сундук и все сразу понял. Он вызвал двух сотрудников из ЦК КПСС и сказал:

– Украинские товарищи сотворили со мной безобразие. Прошу вас приехать ко мне домой, описать все вещи и немедленно отправить их назад.

После этого снял трубку аппарата правительственной связи и позвонил в Киев Щербицкому лично:

– Меня страшно обидели – и вы, и ваши товарищи, отправив эти вещи. Я считаю это оскорблением. Прошу вас разобраться, навести порядок и, если вы сочтете нужным, через неделю-полторы мне позвоните.

Эта история стала известна Андропову. Он был доволен. Сказал Лигачеву:

– Хочу тебе сказать – ты молодец, правильно поступил.

Но все же предпринимать какие-либо серьезные меры в отношении первого секретаря КПУ никто не решался.

Самолет, изменивший историю

Не успев расправить крылья в качестве лидера СССР, Андропов скоропостижно скончался. Его преемник не отличался богатырским здоровьем – новый генсек Константин Черненко с букетом серьезных заболеваний (от эмфиземы легких до цирроза печени. – «Взгляд») больше походил на живого мертвеца.

Тем временем в Кремле подковерную борьбу за главный пост в стране вели консерваторы Григорий Романов и Виктор Гришин. Про «ставропольского выскочку» Михаила Горбачева, опекаемого Андроповым, многие подзабыли. Счастливой звездой для Горбачева стал мартовский визит 1985 года Владимира Щербицкого в Соединенные Штаты.

Целью визита советской делегации, который запланировали на 3-13 марта, было обсуждение вопросов возможной разрядки в двусторонних отношениях. А кульминацией – встреча Владимира Щербицкого с американским президентом Рональдом Рейганом.

К 1985 году диалог между мощнейшими державами зашел в глухой тупик. СССР и США форсированными темпами наращивали наступательные вооружения – американцы даже развернули программу «звездных войн». В 1980-х годах никто не мог дать гарантий, что холодная война не перерастет в открытый конфликт.

Как вспоминает журналист ТАСС Аркадий Сидорук, не будучи дипломатом, Щербицкий на протяжении всего визита заметно нервничал. Неудивительно, что пятидесятиминутный разговор с главой Белого дома вышел довольно жестким.

Рейган не собирался сворачивать программу «звездных войн», Щербицкий говорил о недопущении ядерной войны. Несмотря на внешнюю доброжелательность, разговор походил на предъявление взаимных претензий. В конце переговоров заядлый курильщик Щербицкий даже нарушил протокол и задымил в присутствии советских и американских журналистов.

Однако вторая половина визита обещала быть более спокойной. Владимира Васильевича повезли на экскурсию сначала в Техас, а после – на родину Рейгана в Калифорнию. Но калифорнийский вояж хозяина Украины не задался. Утром 10 марта Щербицкому сообщили о смерти генсека Черненко.

Понимая, что теперь борьба за власть в Кремле перешла в открытую фазу, Щербицкий, имея сильное лобби в Политбюро, и чей голос стал бы решающим при выборе нового руководителя советского государства, спешно засобирался в Москву. Поддерживать Горбачева он не хотел, а колебался между кандидатурами Гришина и Романова. Но его задержали на американской земле…

Самолет советской делегации ИЛ-62 не спешили перегонять с Кубы в Нью-Йорк, и Владимир Васильевич, проведя почти сутки в американском аэропорту, опоздал на историческое заседание Политбюро. С подачи руководителя МИДа СССР Андрея Громыко руководители «империи зла» генеральным секретарем выбрали Горбачева. Щербицкому ничего не оставалось, кроме как постфактум поддержать 54-летнего ставропольца. Судьба страны оказалась предрешена. Щербицкий, как и после смерти Брежнева, вместо активного участника политического процесса стал пассивным наблюдателем.

Как свидетельствует его тогдашний подчиненный, а вскоре – первый всенародно избранный президент Украины Леонид Кравчук, Щербицкий впервые услышал странное слово «перестройка» именно от него. В одном из интервью Кравчук вспоминал, как он докладывал Владимиру Васильевичу о новой политике государства: «Говорили о перестройке, и Щербицкий не выдержал: „Товарищ Кравчук, вы мне скажите, пожалуйста, какой дурак придумал это слово „перестройка“? Зачем перестраивать дом? Разве у нас что-то плохо в Советском Союзе? У нас все хорошо! Что перестраивать?“

И так долго меня накручивал, что я не выдержал: „Владимир Васильевич, это сказал генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Сергеевич Горбачев“. Щербицкий поник. Он понял, что его время ушло, и влиять на политические процессы в стране он больше не сможет».

Загадочная смерть

Через несколько лет, в 1989 году, на волне перестройки первого секретаря ЦК Компартии Украины с почетом отправили на пенсию – его место занял будущий президент независимой Украины Леонид Кравчук. Но 16 февраля 1990 года некогда всесильный член Политбюро и близкий друг Брежнева скоропостижно скончался. Официальная причина смерти – воспаление легких, однако некоторые историки утверждают, что Щербицкий покончил жизнь самоубийством. Более того – объясняют это тем, что Владимир Васильевич якобы не хотел давать свидетельские показания в Верховном Совете УССР о событиях, связанных с катастрофой в Чернобыле. В любом случае – споры продолжаются по сей день.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
31 октября
30 октября