01:59

вторник,
18 февраля

Публикации Страна Происшествия

Мать «макеевского террориста» выгнали из дома

19.09.2013 / 09:08
Мать «макеевского террориста» выгнали из дома
Два года назад СБУ опечатала жилье и думать про него забыла

Мать осужденного за взрывы в Макеевке Дмитрия Онуфрака Ирина уже более двух лет не может попасть в свой дом, на который наложила арест СБУ. Женщина утверждает, что за это время жилье пришло в полный упадок, по стенам пошли трещины, но двери до сих пор опечатаны, а дальнейшая судьба квартиры непонятна.

«Опечатано. Не воровать»

«У меня не осталось ничего! Этот дом – моя старость. Я собирала на него деньги всю жизнь, вкладывала душу. Я мечтала, как летом ко мне будут приезжать внуки, гостить дети. Там каждый уголок, каждый сантиметр для меня – это память. Я ушла из дома и не знала, что туда больше не вернусь», – вздыхает Ирина.

По словам женщины, после ареста сына в марте 2011 года на одном из допросов в кабинете следователя ей стало плохо. С гипертоническим кризом она попала в больницу. Пока лечилась, в доме, без ее согласия и ведома, побывали сотрудники органов. Когда Ирина вышла из больницы, ее ждал новый удар: оказалось, что на дом наложен арест, двери опечатаны. А самое ценное имущество вывезено в неизвестном направлении.

«В чем ложилась в больницу, то и ношу, ничего из вещей до сих пор забрать не могу. Они ворвались в дом как варвары, выбив окно, а я ведь просила дождаться моего возвращения. Я бы сама все открыла, показала, но меня никто не послушал. Дом так и оставили с разбитым окном, зато на двери висела бумажка: „Опечатано. Не воровать“, а внизу дата и подпись следователя», – сетует Ирина.

Заглянув внутрь через разбитое окно, женщина пришла в ужас: все было перевернуто вверх дном. Пропали телевизор, холодильник, стиральная машина. Первым делом Ирина подумала, что ее обворовали.

«Увидев полный разгром, я побоялась заходить внутрь. Пошла в милицию и подала заявление о краже. Приехала опергруппа и эсбэушники. Я их просила зайти внутрь, посмотреть, нет ли там трупа, ведь в доме страшно воняло. В ответ услышала, что мне нужно было за ним внимательней следить. Покрутились вокруг и уехали. А мне входить в дом запретили», – рассказывает Ирина.

СБУ забрала все ценное

Позже Ирине объяснили, что статья «теракт», по которой осужден ее сын, предусматривает конфискацию имущества. Поэтому СБУ и наложила арест на дом и технику. То, что все права на дом принадлежат не сыну, а матери, осталось незамеченным.

«Арестовать имущество свидетеля, а Ирина проходит по делу в этом статусе, это уголовное преступление. Судебный процесс окончен, вынесен приговор, но арест с дома не сняли», – возмущается адвокат Ирины Онуфрак Олег Колбасенко.

Также адвокат сетует на то, что протокол описи имущества, которое до сих пор не возвратили, составлен с ошибками. В частности, не указаны страна и год производства бытовой техники.

«Мы добиваемся возбуждения уголовного дела по факту кражи ее имущества, а также против тех, кто незаконно наложил арест на жилье. Процедура непростая, но по-другому нельзя», – говорит адвокат.

Следователи, проводя обыск, перевернули все верх дном

СБУ: это не наши проблемы

Сейчас Ирина живет в маленькой квартире в Горняцком районе, но к дому наведывается часто. В Макеевке у женщины живут старенькие родители, за которыми нужно присматривать.

«Мне соседка звонит и рассказывает: там по стене трещина пошла, там что-то осыпалось. Сердце болит. Там документы были мои, сына, невестки и иконы, и памятные вещи моей бабушки, и вся одежда!» – плачет Ирина.

В Управлении СБУ Донецкой области «Взгляду» заявили, что они свое дело сделали, террористов посадили, а решать свои проблемы женщина должна сама.

«СБУ уже даже забыла, кто такие Онуфраки. Пусть она обратится в Апелляционный суд, там и решает вопрос с арестом дома», – сказал «Взгляду» начальник пресс-службы Управления СБУ в Донецкой области Александр Балабанцев.

При этом напомнили, что суд обязал двоих террористов возместить материальный ущерб в размере 373 тысячи гривен.

Взрывы в Макеевке: как это было

Рано утром 20 января 2011 года в Макеевке произошло два взрыва. Сначала рвануло возле торгового центра «Голден плаза», а через полчаса возле центрального входа в административное здание ГП «Макеевуголь». К счастью, никто не пострадал. Как определили эксперты, взорвались самодельные радиоуправляемые бомбы. На месте одного из взрывов была обнаружена записка, в которой неизвестные требовали собрать и передать им 4,2 млн евро, иначе взрывы будут продолжаться. Вскоре сотрудники милиции вышли на след подрывателей — жителя Макеевки Дмитрия Онуфрака и горловчанина Антона Волошина. Во время обыска у Онуфрака в доме, где он проживал с женой и матерью, были обнаружены детали для пригототовления адской машины, которые подтверждали его причастность к теракту. В марте 2012 года суд приговорил Антона Волошина к восьми годам лишения свободы, а Дмитрия Онуфрака — к 15 годам с конфискацией имущества. Также суд обязал обвиняемых возместить ущерб ГП «Макеевуголь» — 373 тысячи гривен. Сейчас Дмитрий Онуфрак отбывает наказание в Коростенской исправительной колонии № 71 в Житомирской области, а Антон Волошин — в Днепропетровской исправительной колонии № 89.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
17 февраля