09:32

воскресенье,
18 августа

Сначала нужно стрелять, а потом — разговаривать - Корчинский

30.04.2014 / 13:15 2
Сначала нужно стрелять, а потом — разговаривать - Корчинский
Дмитрий Корчинский рассказал «Взгляду», когда в Украине будет следующий Майдан и почему он невозможен в России, а также привел свои аргументы в пользу силового решения конфликта на востоке страны.

Последний конфликт на киевском Майдане, произошедший вечером 29 апреля, когда там подрались представители Самообороны и Правого Сектора, назвали провокацией в пользу Москвы. Так же категорично оценили и события 1 декабря 2013 года, когда под стенами Администрации Президента молодчики, вооруженные цепями и битами, устроили побоище с бойцами внутренних войск и «Беркута». Тогда одним из организаторов беспорядков называли Дмитрия Корчинского. Вследствие этого он даже был вынужден покинуть Украину. Но сегодня Корчинский снова в стране. Корреспондент «Взгляда» встретилась с лидером «Братства», чтобы узнать его мнение о событиях, происходящих сейчас в Украине.

Дмитрий, для вас Майдан закончился или еще нет? Или он и не начинался для вас?

— Майдан закончился и для меня, и для всех людей. Сейчас началась борьба с интервенцией, борьба за демократию, которая плавно перетекла в национально освободительную войну, и, собственно говоря, все украинское общество сейчас занимается этими проблемами. Но одно правильно, повторение Майдана еще будет, так как ни одно задание революции, кроме свержения режима Януковича — не выполнено. Безусловно, после отражения интервенции нужно будет валить правительство министров-федералистов и, вероятно, это будет связано с будущим Майданом.

— Майдан будет в Киеве?

— Думаю, что да. В Киеве точно будет еще один Майдан, для свержения уже нынешнего правительства.

— Как скоро?

— Все будет сильно зависеть от хода войны с Россией.

— Что вы делали и где вы были после кровавых событий на Майдане?

— После штурма Банковой 1 декабря мне пришлось выехать из страны. Меня объявили в розыск, затем в межгосударственный розыск, СБУ выставило мне красную карточку за терроризм. Вернуться в Украину я смог только на следующий день после свержения режима. Все это время меня не было в стране, я сильно переживал, так как все наши ребята были на баррикадах и принимали активное участие в этих событиях, но, слава богу, никто не был убит.

— В какой стране вы были?

— Не важно.

— Много ли было ваших людей из «Братства» на Майдане?

— Практически все…

— На чьей совести, по-вашему, лежит смерть Небесной сотни?

— Виновен режим и те люди, которые пытались все время притормозить революцию. Потому что любое восстание – это дело момента. Его нельзя упускать. Такой вот момент был 1 декабря, когда можно было без крови, и без жертв свергнуть режим. Но этот момент был упущен по причине предательской позиции и предательской политики лидеров тогдашней парламентской оппозиции. Еще ряд моментов был упущен позже. И именно потому погибла Небесная сотня.

— Почему погибли простые люди, а не бойцы самообороны?

— Потому что именно простые люди и были на передовой. Все эти грозные афганцы и самооборона, в основном, охраняли сцену, а основные бои с ментами вели простые люди.

— Правый сектор стал популярен благодаря Майдану. Но он так неожиданно появился, что мало кто заметил, как он возник.

— Правый сектор организовался за неделю до 1 декабря. Когда публика, которая принадлежала к правым организациям, решила «кучковаться» на том еще студенческом Майдане. Вот и назвали себя «Правым сектором».

Майдан — это было красиво. Баррикады, горящие шины и труба, которая выводит мелодию. У россиян это будет что-то сродни пьяной драки

— Как вы считаете, россияне могли бы у себя устроить такой же Майдан, как был у нас в Киеве?

— Нет. Такой Майдан они бы не сделали, потому что русские — это специально выведенная порода рабов. Базовой нуждой рабов есть возможность гордиться величиной концлагеря, в котором они находятся. Возможно, они бы смогли совершить какой-то бунт, но это было бы не эстетическое зрелище.

— Почему?

— Майдан — это было красиво. Баррикады, горящие шины и труба, которая выводит мелодию. У россиян это будет что-то сродни пьяной драки.

— Многие сейчас называет Яроша агентом Кремля или человеком Януковича. Как вы думаете, где правда?

— Всех политических деятелей в Украине называют «агентами Кремля». Про каждого, кто выделился в украинской политике, рассказывают четыре вещи: что он агент иностранных спецслужб, что он вор, что он еврей и что он – гомосексуалист. О Яроше я уже слышал, что он — агент Кремля и еврей. Я думаю, что скоро мы услышим, что он гомосексуалист и вор.

— Вас в подобных вещах обвиняли?

— По всем четырем пунктам.

— Что полезного сделали Ярош и «Правый сектор»?

— По крайне мере, они не нанесли вреда, а по нынешним временам — это уже большая заслуга.

— Что думаете о его товарищеских отношениях с председателем СБУ Наливайченко?

— Скорее всего, это общие литературные интересы. Можно не бояться связи Яроша с Наливайченко, так как Наливайченко — это человек, который не несет никакой угрозы никому в Украине и никому — за ее пределами. Ни гражданам Украины, ни агентам иностранных спецслужб, ни сепаратистам, ни оккупантам не стоит бояться такого образованного и вежливого человека, как Наливайченко.

— После Майдана ходили слухи, что вы готовите провокации в Крыму. Устраивали набор молодых людей, объясняли им, как надо действовать. Что это за организация была, прокомментируйте...

— Мы не готовили никаких провокаций в Крыму. Мы рассчитывали на то, что в Крыму произойдет нормальный локальный конфликт. Думали, что украинская армия и государство будут сопротивляться. Как оказалось, Крым сдали бесконфликтно, отдали его и потому все это прекратилось. Сейчас, вероятно, украинское общество будет разворачивать подпольную борьбу в Крыму. Я не исключаю что в этом примут участие все патриотические организации Украины.

— Вы присоединитесь?

— Думаю… да.

— По ситуации на востоке Украины. Вы говорили, там есть ваши люди. Сколько их и чем они занимаются?

— Их немного, и они занимаются организационной работой.

— Почему они не присоединились к Нацгвардии?

— Невозможно сразу заниматься всем. Кто-то занимается Национальной гвардией, кто-то — другими вещами. Так вот, мы занимаемся другими вещами.

— Какими?

— Не хотелось бы об этом сейчас говорить.

Тимошенко — человек политической, так сказать «подковерной войны» — войны на ток-шоу у Шустера

— Что бы вы сделали для того, чтобы урегулировать ситуацию на Донбассе?

— Россия активно вооружает экстремистов и собственную агентуру на Донбассе. Украинское же государство не дает оружие украинцам, которые живут на Востоке и готовы защищать территориальную целостность страны. А оружие надо давать. Понятно, что на органы внутренних дел невозможно надеяться. Они пособники оккупантов.

— Реакция Турчинова и Тимошенко на происходящее на Донбассе, мягко говоря, вялая. Что вы думаете по этому поводу?

— Турчинов и Тимошенко — люди мирного времени. Они плохо понимают, что нужно делать в условиях войны. Скажем, они хотят что-то сделать, но просто — не умеют.

Тимошенко — человек политической, так сказать «подковерной войны» - войны на ток-шоу у Шустера. Безусловно, она плохо понимает, как нужно корректировать минометный огонь, или как функционирует пушка на боевой машине пехоты. Вряд ли она хорошо бы могла проявить себя в окопах. Все-таки войной должны заниматься люди, у которых к этому есть талант, а Тимошенко — женщина.

— Много кто обвиняет ее сейчас в том, что она имитирует политическую деятельность. Как думаете, у нее серьезные намерения заниматься большой политикой?

— Она влияет на многих должностных лиц в нынешней власти. А политика – это влияние. Если ты не способен влиять, то значит — ты вне политики. Получается, что Тимошенко сейчас – наиболее влиятельная политическая фигура в Украине.

А Порошенко?

— Порошенко, возможно, станет влиятельной политической фигурой после выборов.

— Кого бы вы поддержали на этих выборах? Есть достойный кандидат?

— Я раньше был против всех, но теперь я — за всех. Я призываю избирателей поставить галочку напротив каждой фамилии, естественно, кроме таких одиозных людей, как Михаил Добкин или Олег Царев. А так — надо поддерживать всех одинаково.

— Вы выступаете за силовое решение конфликта на востоке. Почему вы за пули, а не за диалог?

— Пули — это, безусловно, не лучший диалог. Но я все равно считаю, что сначала нужно стрелять, а потом — разговаривать. Если ты начинаешь разговаривать, то у противника появляется хорошая возможность выстрелить первым.

— Сможет ли так называемая, Донецкая республика существовать отдельно от Украины?

— Ни одна область Украины не сможет функционировать как отдельное государство. В первую очередь — это касается Донецкой и Луганской областей. Донбасский уголь никто не будет покупать, потому, что уголь с Кузбасса дешевле и качественнее. Металл из заводов Ахметова конкурентоспособный только благодаря преференциям, которые ему предоставляло украинское государство.

— Как вы считаете, когда Россия остановится?

— Думаю, они будут наступать до тех пор, пока мы их не остановим. Чем больше им отдавать, тем больше они будут забирать.

— А вы готовы пожертвовать своей жизнью ради Украины, например, в ходе конфликтов на Востоке?

— Думаю, да.

— Вы могли бы убить Путина?

— Это вообще мечта.

— Но таких желающих много.

— Если будет объявлен тендер на такой выстрел, то я сделаю все для того, чтобы его выиграть.

Комментарии (2)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Максим Петров 04 мая 2014, 15:19

Редкий тип...Бошку его свиньям скормить.Или на мандан, довесок к покрышкам...

1 0
D L 02 мая 2014, 21:09

Статья коротко: Он всех убьет, все русские потомственные рабы т.к. не умеют ТАК красиво жечь покрышки.
Вывод из статьи: Т.к. все русские потомственные рабы то 1) их не жалко; 2) после национально освободительной войны с юго-востоком не останется не "национальных" элементов; 3) эти "нац.освободители" не то что крови не боятся, они её алчут
P.s. Бог наказывает тем, что исполняет желания. Этот персонаж может захлебнутся в том чего так сильно алчет.

Всем крепкого здоровья.

2 0
17 августа
16 августа