06:23

понедельник,
16 декабря

Роберт Стуруа: «Саакашвили, узнав о моем спектакле, разбил графин»

22.04.2013 / 03:29
Роберт Стуруа: «Саакашвили, узнав о моем спектакле, разбил графин»
Грузинский режиссер рассказал «Взгляду» о связи драматического театра и политического лицемерия

Стараниями президента Грузии Михаила Саакашвили всемирно известный театральный режиссер, худрук театра им. Руставели Роберт Стуруа был смещен в 2011 году со своей должности, которую занимал с 1979 года. Главе Грузии не понравился спектакль «Солдат, любовь, охранник и... президент» и критические высказывания режиссера в свой адрес.

Больше года Роберт Стуруа был главным режиссером московского театра «Et Cetera» Александра Калягина. После проигрыша на выборах партии Саакашвили Стуруа смог вернуться в Тбилиси и продолжить руководство родным театром, где проработал более полувека. А недавно режиссер и в Киеве показал свою скандальную постановку. Исполнитель роли президента Бесо Зангури очень похож на молодого Саакашвили, но сам спектакль далеко не прямолинеен.

Например, новые персонажи — политики — появляются из люка на сцене (люк в ад). В этот же люк проваливаются политики, потерпевшие поражение. Хороши сатирические пассажи: хор правительства, исполняющий доклад, или балетный выход министра внутренних дел. Вероятно, в пересказе челяди Саакашвили своему шефу эти детали были раздуты, что привело грузинского президента в бешенство.

— Говорят, Саакашвили под впечатлением от этого спектакля бросался пепельницей?

— Да, я сильно разозлил его этим спектаклем. Он разбил, как рассказывают, об стену пепельницу и хрустальный графин. Я не думал поначалу о сходстве моего актера с Саакашвили. Вообще пьеса «Солдат...» была поставлена давно, просто ее скрытый смысл проявился не сразу. Собственно, как и истинное лицо Саакашвили. Пьеса предсказала многие вещи, даже пугает, словно мы нашему президенту показали схему как действовать. Здесь такой же парадокс восприятия, как с книгой «Государь» Макиавелли. Она считается учебником для политиков, а на самом деле это учебник для нас, чтобы не попадаться на политические крючки.

— То есть вы не брали специально актера, похожего на Саакашвили?

— Да нет же. Если бы я напрямую переносил черты каких-нибудь политиков на сцену, я бы перестал быть режиссером, а стал бы памфлетистом. Потом мне заметили: смотрите — похож. А я и сейчас особого сходства не нахожу.

— Почему люди сначала превозносят очередного политика, а потом пытаются втоптать его в грязь?

— Люди хотят спастись и верят очередному политику больше, чем нужно. Потом они разочаровываются и переносят свои надежды на другого. И снова ошибаются. Все мечтают о мессии.

— Но есть ведь политики, которых до сих пор обожают... Сталин, например!

— 30 миллионов человек при Сталине сидели в лагерях, 10 миллионов — расстреляно. И когда люди снова мечтают о таком человеке, что о них можно сказать?

— В театре Руставели труппа регулярно изгоняла своего художественного руководителя. Как вам удалось продержаться тридцать лет? Тоже политика?

— Скорее, психологические приемы. Политики действуют другими методами. Я вообще считаю, что жизнь и искусство не связаны напрямую, и поэтому к искусству тянутся. Правда, что мне не нравится из современных тенденций — это склонность к примитивизму.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
16 декабря
13 декабря