03:26

пятница,
22 октября

Анатолий Авдиевский: «После нашего концерта Ким Ир Сен решил встретиться с Горбачевым»

09.09.2013 / 09:16
Анатолий Авдиевский: «После нашего концерта Ким Ир Сен решил встретиться с Горбачевым»
фото - Евгений Савилов
Руководитель хора им. Веревки о том, как их творчество повлияло на ход истории

В 1985 году фирма «Мелодия» устроила вручение золотых дисков самым популярным советским исполнителям и коллективам. Чествовали Пугачеву, Кобзона, Образцову и Государственный академический украинский народный хор имени Григория Веревки, чьи пластинки разошлись по миру тиражом более восьми миллионов экземпляров. В нынешнем году у коллектива, который давно стал визитной карточкой Украины, сразу несколько юбилеев: 70 лет со дня основания хора, а также свое 80-летие отметил его руководитель – Анатолий Авдиевский. Маэстро ни за что не дашь его возраст. Энергичный, с горящими глазами и множеством идей. Анатолий Тимофеевич удивительный рассказчик, а герои его историй – личности исторического масштаба. Наиболее яркие моменты из трехчасовой беседы с артистом «Взгляд» представляет своим читателям.

– Анатолий Тимофеевич, в честь 80-летия на Крещатике была заложена звезда с вашим именем. Как прошел праздник?

– Надо ж такому случиться, звезду как раз разместили под балконом моей квартиры в Пассаже, где я жил в советское время. Построили сцену, везли меня через весь Крещатик на десятиметровом автомобиле. День был выходной, вокруг – народные гулянья. И увидев авто, поддатые граждане восклицали: «Смотрите! Это, наверное, мажор едет! Давайте его перевернем!» Вот, думаю, я и доигрался. Хорошо, что хоть не минор, а мажор: на музыкальном языке – это что-то радостное! (Смеется.) Конечно, звезды для нас – пока явление непривычное. Ходят люди по твоей фамилии, а потом читают: «И на кого это я наступил?» Хотя само торжество было трогательным.

– При этом ровно 10 лет назад вы были удостоены наивысшей награды Украины.

– Да, мне позвонили и сказали: «Сейчас с вами будет говорить президент Украины». Я сначала подумал, что это розыгрыш. Но вскоре раздается звонок, и звучит такой тихий нежный президентский голос: «Это Кучма. Я только что подписал Указ о присвоении вам звания Героя Украины». Спрашиваю: «Так что мне теперь делать, Леонид Данилович?» А он: «Друзья у вас есть?» Отвечаю: «Немного». «Как у меня», – вздыхает Кучма. – Так вот, соберите друзей и поднимите первый тост за здоровье президента». Что мы и сделали. А вообще я не сторонник празднований. Круглая дата – время задуматься, что ты в жизни сделал. И я всегда думаю, что мог бы сделать еще больше. И остаюсь недовольным.

– Хор Веревки создавался в военное время. Киев был еще в руках немцев. Харьков только освободили.

– Да, представьте себе: война, 43-й год. Каждая копейка была нужна для фронта, а такой коллектив решили создать. Чтобы поддержать боевой дух народа. Это очень поучительно для нашего общества. Мы постоянно слышим, что денег на культуру нет. А тогда понимали: без духовного начала общество не может развиваться.

– Как проходили первые гастроли коллектива?

– Первая поездка состоялась в только что освобожденные районы Закарпатья. Наши артисты вспоминают, что ездили они на военных грузовиках – ЗИСах. И где-то на ухабах смотришь – пару человек и выпало. Перед началом концертов утерянные артисты ругались: «Что ж вы без нас поехали? Мы пешком семь километров добирались». И сорочки с тех времен у нас остались. Села были разрушены, вышивать было некому. И тогда артисты брали растительные красители – чернику, малину. И делали себе узоры на рубахах. А еще в первых рядах на концертах стояли исключительно мужчины. Знаете почему? Девушкам было неудобно показывать свои залатанные туфли или кирзовые сапоги. И они прятались за мужскими спинами.

– С тех пор коллектив побывал более чем в 60 странах.

– Весь мир объездили. Хотя был период, когда не выпускали: боялись, что артисты останутся за рубежом. Оглушительный успех у хора был во время гастролей в Бельгию, в 50-е годы. Тогда на всемирную выставку ЭКСПО съехались украинцы со всего мира – Канады, США, Австралии. Представители диаспоры нарядили в национальные костюмы мальчика с девочкой, и вот они выносят на сцену огромнейший букет: желто-голубой. Основатель хора Григорий Веревка пришел в замешательство. Зал гремит: «Слава Украине!», детки с букетом стоят на сцене, ждут. Веревка делает вид, что букета не замечает и ждет отмашки представителя ЦК. А по хору несется: «Что нам делать? Брать не брать?» И вдруг раздается «Берите!» «Точно?» – сомневается Веревка. «Точно, берите» – заверил партийный босс. И тогда цветы, наконец, были вручены. А история стала легендарной.

– А что за человек был Григорий Веревка?

– Очень интеллигентным, эмоции всегда сдерживал и очень переживал за артистов. Он пригласил меня к себе ассистентом и однажды сказал :«Я ведь понимаю, что возраст артистов наших уже почтенный. Понимаю, что надо приглашать молодежь, но артисты для меня как родные, я никого не могу уволить». Когда его не стало, я возглавил хор, а это было почти 50 лет назад.

– А кто из партийных лидеров симпатизировал вам?

– Знаете, Щербицкий. Меня, честно говоря, тогда достали: мол, националист, националист. Песни-то в репертуаре – украинские. КГБ постоянно цеплялось ко мне. Был человек, который преследовал меня и угрожал. Навсегда запомнил его лицо. Однажды мы поехали с супругой в Зазимье на шашлык, а он из кустов вылез с ножом. Слава богу, у меня было устройство противоугонное и оно трещало, как автоматная очередь. Так его и отпугнул. Я решил уйти из хора и создать другой коллектив. Тогда министр культуры отправился прямиком к Щербицкому. А тот заявил: «А мне что, легко Украиной руководить? Никуда мы Авдиевского не отпустим. А что касается КГБ – это я беру на себя». И больше меня не трогали.

– В вашем хоре не один год пела Нина Матвиенко.

– Это сейчас для нее хор – это колхоз. А ее ведь, по сути, воспитали в студии хора Веревки. А в ЦК был первый отдел, который давал разрешения на выезд за границу. И руководил им человек по фамилии Пересаденко.

Смотрит свой талмуд: «Матвиенко? Нет, выпустить не можем». Я спрашиваю: «Что ж она сделала, что ее такую маленькую советская власть боится?» Я уговариваю – он отказывает. В конце концов говорит: «Если очень хочешь, пиши мне поручительство, что она будет нормально себя вести и не будет ни с кем вступать в контакты за рубежом». «Хорошо, – говорю, – если так надо, объясню, чтоб в контакты не вступала». И так ее выпускали на гастроли.

– Насколько мне известно, гастролируя, вы обязательно разучиваете песню принимающей страны. Какие артистам дались сложнее всего?

– Однажды мы отправились в Северную Корею, было это в середине 80-х. Ехали долго, через Китай. И по дороге наши хлопцы разузнали, что рисовая водка – очень неплохой напиток. Набрались и приехали в Корею «вмазанные». И я и заставил каждого, кто отличился, выучить по одной корейской песне за ночь. И когда нас попросили спеть песни на корейском языке – мы охотно это сделали. Причем, выучили и песню, прославляющую вождя Ким Ир Сена. И вот после выступления к нам подошел человек из посольства СССР: «Вы что, не знаете, что у нас сейчас сложные отношения с Кореей? Партбилета хотите лишиться? Мы сообщим в ЦК». Однако после нашего концерта товарищ Ким Ир Сен, присутствовавший на нем, так вдохновился, что принял решение встретиться с Горбачевым. И вместо выговора мне объявили благодарность.

– Как будет отмечать хор имени Веревки свое 70-летие?

– Будет серия концертов – в филармонии, Оперном театре, дворце «Украина». Наш хор проповедует чистое пение. Если приучить человека чисто петь – он останется чистым и во взаимоотношениях с другими людьми. Так говорил мой учитель Константин Пигров. Чтобы вылечить наше общество, нужно прививать детям веру в Бога и любовь к искусству. А народная песня – идеальна для очищения и наполнения души красотой.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
21 октября