00:06

пятница,
06 декабря

Энергорынок: детские болезни или попытки вернуть ручное управление?

12.11.2019 / 09:27
Энергорынок: детские болезни или попытки вернуть ручное управление?
В 2017 г. Украина подписала Соглашение об условиях присоединения энергосистем Украины и Молдовы к энергосети континентальной Европы - ENTSO-E.

Тем самым она заявила о своем стремлении отсоединиться от энергосистемы РФ. Однако после недавних так называемых поправок экс-сотрудника НКРЭКУ и главы парламентского комитета по вопросам энергетики и жилищно-коммунальных услуг Андрея Геруса многие обвинили его в том, что именно поэтому в 2019-м импорт электроэнергии из РФ был возобновлен. Хотя Герус публично настаивал, что речь шла об импорте электроэнергии именно из Беларуси. Да и импортировать могли и до его поправок.

Создаст ли нам проблемы импорт электроэнергии из РФ при стремлении Украины к объединению с еврорынком? И как это скажется на отечественных потребителях и рынке?

Глава "Укрэнерго" Всеволод Ковальчук отметил, что Украина обязалась имплементировать нормы европейского законодательства, которые способствуют развитию конкуренции и обеспечивают равный для всех доступ к рынку электроэнергии. Это же касается и импорта электроэнергии. Кроме того, по словам главы системного оператора, у нас производство электроэнергии монополизировано отдельными компаниями. И это действительно создает проблемы.

Министр энергетики и экологии Оржель подчеркнул: "Для нас приоритетом является синхронизация украинской и европейской энергосистем. Большие рынки добавляют больше конкуренции".

Станет ли помехой синхронизации с энергорынком Европы импорт из РФ?

Как отмечает глава энергооператора ("Укрэнерго") Всеволод Ковальчук, Украина как член Энергетического сообщества обязана соблюдать европейское законодательство в отношениях с другими членами ЕС. Ни Россия, ни Беларусь не являются членами Евросоюза. Наши отношения с этими двумя странами регулируются национальным законодательством, но по одинаковым принципам. Если будут равные правила, то не будет никаких возражений с точки зрения евродиректив.

"Синхронизация позволит уменьшить наши некоторые технические риски, повысить нашу независимость от РФ, безопасностную компоненту. На самом деле эта зависимость не менее критична, чем газовая. Потому что частоту и баланс мощности у нас поддерживает Россия. И у нас были прецеденты несколько лет назад, когда Россия не выполняла своих обязательств.

Безопасностный компонент решается технологической синхронизацией. Но главный эффект даст объединение рынков. Это следующий шаг, который реализуется после синхронного объединения. Но для того, чтобы объединить рынки, надо, чтобы все законодательство (правила рынка, кодексы, типичные договоры) идеально отвечало европейскому законодательству. Нужно, чтобы оператор системы передач (ОСП), которого создают на базе "Укрэнерго", был сертифицирован как независимый оператор. Без этого мы не сможем делать следующие шаги (к интеграции). Но главное, наш рынок должен отвечать полностью европейской модели. Если Украина декларирует свою евроинтеграцию, то все наши процедуры должны отвечать европейским директивам", — добавил В.Ковальчук.

Собственно, отмечает глава "Укрэнерго", импорт электроэнергии из России стал возможным еще с 1 июля 2019-го, когда вступил в силу Закон Украины "О рынке электрической энергии". Последние изменения в этот закон лишь упростили его — позволили импортировать не только на рынок на время наперед (как было установлено в законе с самого начала), но и по двусторонним договорам.

Если какой-либо орган власти в оперативном режиме будет принимать решения относительно возможности импортировать электроэнергию из какой-то определенной страны, это будет противоречить европейскому законодательству о равном доступе на рынке для всех.

Начало импорта электроэнергии из России совпало во времени с несколькими важными факторами:

— аномально теплый ноябрь, из-за чего уровень потребления электроэнергии сейчас значительно ниже, чем в аналогичном периоде прошлого года;

— ТЭЦ начали отопительный сезон и, соответственно, увеличили генерацию электроэнергии;

— доля СЭС и ВЭС в энергосистеме значительно возрастает во второй половине 2019 г., и этот фактор усложняет балансирование энергосистемы, но не противоречит действующему законодательству.

"Этой осенью в энергосистеме мы впервые почувствовали значительное влияние генерации ВЭС и СЭС. В моменты максимальной генерации крупные возобновляемые источники энергии имели до 2,5 тыс. МВт одномоментной отдачи мощности в сеть. Это эквивалентно мощности двух крупных и одного маленького блоков АЭС. При этом ВИЭ у нас плохо прогнозируемые и вместе с тем не несут ответственности за небалансы. Поэтому у них нет стимулов для точного прогнозирования своего производства", — объяснил В.Ковальчук.

Кроме того, плановые объемы покупки-продажи электроэнергии в ноябре были завышены, то есть было продано значительно больше электроэнергии, чем фактически потреблено. Это привело к необходимости ограничить большое количество блоков тепловой генерации. А когда были исчерпаны все предложения участников рынка для балансирования, — ограничивать генерацию крупных ВЭС.

Именно в это время, рассказал В.Ковальчук, "Укрэнерго" как оператор системы передачи ощутил существенное политическое давление. "В Украине есть разные владельцы электростанций — государство и частные владельцы тепловых электростанций. Последние почему-то считали, что "Укрэнерго" дискриминирует одних против других и ограничивает генерацию лишь на некоторых блоках или делает это непропорционально. Но все срочные ограничения энергоблоков ТЭС, сделанные для балансирования энергосистемы, были пропорциональными установленной мощности того или иного объекта генерации, насколько это было возможно в тот или другой день".

Чувствительность энергооперирования

5 ноября был критический день, когда в "Укрэнерго" впервые ввели кратковременные ограничения выдачи мощности ВЭС. Это происходило перед четвертым и шестым часом утра после того, как были использованы все возможности для балансирования энергосистемы со стороны ТЭС, уменьшена до минимальной мощности каждая единица энергоблоков ТЭС, оставшихся в работе. И при этом все равно оставалось 400 МВт перепроизводства электроэнергии. Таким образом, для балансирования энергосистемы и обеспечения ее операционной безопасности у "Укрэнерго" не оставалось других инструментов, кроме как дать команду на разгрузку АЭС (но это требует много времени) или кратковременно ограничить выдачу мощности некоторых ВЭС.

И сразу оператор получил обвинения через СМИ, что 5 ноября ограничили ВЭС, чтобы сохранить для импортеров возможность импортировать электроэнергию и скомпрометировать таким способом производителей на ВЭС. "Но ни наше законодательство, ни наши соглашения о параллельной работе и со странами ЕС, и с Беларусью и Россией не позволяют нам в конкретный момент времени на следующий час ограничивать импортные или экспортные операции, кроме случаев, когда выводится в аварийный ремонт генерирующий блок, линия электропередачи или какое-то другое оборудование", — объяснил Ковальчук.

"Со странами ЕС мы можем скорректировать графики импорта/экспорта за один день до фактической поставки, а с РФ — за два дня. Поэтому 5 ноября "Укрэнерго" срочно приняло решение скорректировать графики поставок из Беларуси на 6 ноября, и с РФ — на 7 ноября, чтобы не нарушать условий наших договоров и не получить возможные финансовые последствия.

После этого мы получили обратное обвинение — что "Укрэнерго" ограничивает импорт, защищая крупных производителей с ВИЭ в Украине, уменьшая потенциальную конкуренцию.

Мы акцентируем внимание на том, что "Укрзнерго" — оператор системы передачи, который не может выполнять политические прихоти, какие-то команды или просьбы политических фигур или представителей органов государственной власти, и тем более субъектов рынка.

Я во время своей работы неоднократно был вынужден противодействовать давлению и попыткам влиять на наши решения, и ни разу мы на это не пошли и в будущем также не будем этого делать.

Но если системный оператор будет находиться под постоянным политическим давлением, давлением печати, мы не сможем принимать необходимые решения. У нас существует много субъектов, среди которых есть влиятельные экономически и политически лица, и они не хотят отказываться от своих возможностей влиять, а мы им отвечаем отказом", — заметил глава "Укрэнерго".

Наконец, все должны осознать, что системный оператор должен быть независимым. Если в "Укрэнерго" будут или думать о политических последствиях, или сохранять генерацию на некоторых отдельных объектах, или поддерживать импорт на определенном уровне, принимая во внимание чьи-то бизнес-интересы, и будут держать для этого в энергосистеме резервы меньше нормативных, то в случае возникновения аварийной ситуации на какой-то из электростанций у нас не будет резервов на загрузку и разгрузку энергоблоков. Тогда придется обесточивать значительное количество потребителей. И если сейчас ограничения генерации, которые были внедрены, стоят крупным бизнесам несколько десятков, максимум сотен тысяч евро, то например ограничение на 100 МВт по потреблению коснется около 1 млн домохозяйств. И в "Укрэнерго" не считают, что это равноценныйм "обмен".

"Укрощение несговорчивого"

"Каждый раз, когда мы сталкиваемся с давлением в публичной плоскости, выходит много заказных материалов. Последние месяцы это было беспрецедентное давление: сотни заказных публикаций на абсолютно разных сайтах на очень похожие темы. Это началось 22 июня. Накануне, 15 июня, я получил предложение пойти в исполнительную власть и реализовывать политику построения независимой энергетики.

22 июня впервые получил сообщение от шантажистов по телефону и в телеграмм-каналах. Присылали файлы из документов, где есть мои личные данные, информацию, которая, по мнению тех, кто обращался, является якобы компроматом против меня. Мне предложили "решить вопрос", иначе грозились сделать достоянием гласности материалы через СМИ. Поэтому я обратился в правоохранительные органы по этому поводу.

Потом... на телеканале блогера Анатолия Шария вышло два видеоролика, в которых демонстрировались те же материалы, которыми меня шантажировали", — рассказал. В.Ковальчук.

На самом же деле опубликованные документы — это материалы проверки "Укрэнерго" Министерством энергетики и угольной промышленности, проведенной в 2016 г. Через три месяца после этой проверки в "Укрэнерго" прошла проверка за тот же период Госаудитслужбы, которая не подтвердила ни одно из нарушений, которые приведены в проверке министерства. Кроме того, именно Минэнергоугольпром не передало ни одного якобы выявленного им факта нарушений ни в правоохранительные органы, ни в Госаудитслужбу и т.п.

"Поэтому я написал ходатайство о проведении следственных действий, предоставил правоохранительным органам все материалы, которые присылали с целью шантажа", — подытожил глава "Укрэнерго".

Кого будут "выталкивать" ВИЭ? Как это повлияет на гибкость энергосистемы и синхронизацию?

Украинская энергосистема наименее гибкая в Европе. Поэтому есть несколько причин, среди них — конструктив ядерных блоков, на которые в нашей энергосистеме приходится очень большая доля.

Особенность советских блоков в том, что они практически не могут маневрировать, очень медленно меняют свою мощность. Поэтому нашу энергосистему нельзя сравнивать с энергосистемой Франции, конструктив французских атомных блоков другой и позволяет более гибко менять мощность, и они балансируют в энергосистеме, как другие субъекты.

Когда говорим о ВИЭ, очень часто указывают на Германию (40% ВИЭ). В Германии произошла замена "зелеными" источниками именно атомной генерации. И большое количество электростанций в этой стране на природном газе прибавляет гибкости энергосистеме, чтобы балансировать многие ВИЭ. А Украина в последние годы старается избежать потребления природного газа для производства электроэнергии.

Наша энергосистема, будучи негибкой, практически не имеет новых инвестиций, кроме как в ВИЭ, потому что здесь мощные стимулы — наивысший в Европе тариф! Мы уже этой осенью получили большую долю ВИЭ в общем производстве электроэнергии, чем наша энергосистема может самостоятельно сбалансировать. В мае следующемго года это уже приведет к возможным остановкам либо атомных электростанций, либо ВИЭ (прежде всего крупных ветровых электростанций).

Оба сценария негативные, поскольку приводят к росту оптовой цены на электроэнергию. Если мы остановим производство с ВИЭ, то, по нынешним условиям, за невыработанную электроэнергию ВИЭ все равно придется платить деньги через тариф оператора, который принял решение об ограничении генерации из ВИЭ.

Если ограничим атомные электростанции, то в балансе будет большая доля дорогой энергии ВИЭ и меньше дешевой атомной. Если "Укрэнерго" будет вынуждено принимать решение относительно ограничения таких субъектов генерации, то это будет зависеть от того, на какой период это будет делаться. Если речь будет о неделях, то это ограничение будет касаться атомной генерации, если это краткосрочные ограничения в пределах суток или нескольких суток, то это будут остановки производителей из ВИЭ.

Это готовиться ли нам к частым отключениям электроэнергии, и виноват ли в этом рынок? На этот больной вопрос глава "Укрэнерго" отвечает однозначно: "Нет, этого никто не ожидает именно из-за введения рынка. Дело в том, что если механизмы саморегулирования открытого рынка в какой-то ситуации не сработают, то произойдет автоматический сброс настроек и возврат к базовым предыдущим. Да и вообще открытый рынок — это прежде всего о финансовых потоках и планировании энергопоставок, а не о генераторах и рубильниках. Так что не следует переживать, для отключения электроэнергии в системе были и остаются другие причины, которые мы стараемся устранить".

Алла Еременко

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
5 декабря