12:26

понедельник,
10 декабря

Невестка Хрущева рассказала о семье генсека СССР

18.02.2013 / 18:02
Невестка Хрущева рассказала о семье генсека СССР
102-летняя Любовь Сизых прошла через СМЕРШ, лагеря и ссылки

Мы познакомились с этой маленькой хрупкой женщиной случайно в одной из киевских больниц. Общая палата, рядом стонущие соседи, убогие облезлые стены... Сегодня даже трудно поверить, что некогда эта женщина, хотя и на очень короткий срок, познала все прелести жизни правящей элиты Советского Союза, а через некоторое время расплатилась за это частью своей жизни. Любовь Илларионовна Сизых — жена старшего сына могущественного генсека Никиты Хрущева — Леонида.

В свои 102 года Любовь Сизых имеет ясный ум и память, легко вспоминает факты из биографии, жонглируя датами и географическими названиями, а прекрасно поставленная, богатая речь выдает ее образованность.

Между небом и землей

Любовь Сизых родилась в Киеве в семье мелкого банковского служащего в далеком 1910 году. Из четверых детей она выделялась особенно бойким характером. После школы пошла учиться в геологоразведочный техникум. Рано вышла замуж, родился сын Анатолий. Но семейная жизнь не сложилась. Молодая женщина поступила на работу в секретариат Совета народных комиссаров УССР. И параллельно училась в летной школе ОСОАВИАХИМа (предшественник ДОСААФ). Тогда вся молодежь грезила авиацией. Люба оказалась способной девушкой, она не только научилась водить самолет У-2 и прыгать с парашютом — за особые успехи ее назначили инструктором по обучению молодых. Именно в летной школе и познакомились Любовь Сизых и Леонид Хрущев.

— Это было в Киеве весной 1938 года, — вспоминает Любовь Илларионовна. — Мне предстояло уточнить график учебных полетов на аэродроме, куда я добралась на служебной машине. В помещение административного корпуса вошел молодой человек в летной одежде, высокий, статный, красивый — как говорят, косая сажень в плечах. «Кто это?» — спрашиваю. «Сын Хрущева». Старший сын Никиты Сергеевича, выпускник летного училища, 20-летний Леонид Хрущев приехал на аэродром, который тогда находился на территории завода «Большевик», устраиваться на работу.

— И тут этот молодой человек подходит ко мне и говорит: «Я могу вас довезти». Я согласилась — знала, что наши дома находятся рядом: я жила на Шелковичной, в доме Совнаркома, а Хрущевы после переезда из Москвы поселились на той же улице в одноэтажном особняке. С этого и начался наш роман.

Леонид страстно увлекался фотографией. Он без конца снимал девушку, проявлял и печатал карточки. Каждый день приносил целую пачку новых снимков. Однажды в его комнату заглянул Никита Сергеевич и, обнаружив огромное количество фотографий, постановил: «Пора мне уже познакомиться с этой Любой, приглашай ее к нам домой на ужин».

— Помню, что Никита Сергеевич сильно задерживался, но перезванивал и говорил, чтобы я никуда не уходила. Появился он лишь в одиннадцатом часу вечера, тогда мы вместе сели за стол. Ела я мало, волновалась, конечно. Никита Сергеевич был наделен крестьянским, но очень сильным юмором. Во время застолья грозил мне, что все, что я не съем за ужином, мне положат в котомку, и придется с такой ношей идти домой.

На следующий день после того ужина семья Хрущевых вечером отправлялась в Театр им. Франко. Любе прислали приглашение и билет. Девушка смотрела спектакль в правительственной ложе, тогда-то она и поняла, что ее кандидатуру на роль невестки одобрили.

— Помните, как Леонид сделал вам предложение?

— Очень оригинально. В декабре 1938 года я, как работник Управления искусств при Совнаркоме, поехала в Москву, где проходили дни украинской культуры. Остановилась у друзей. И тут в украинскую делегацию на мое имя пришла телеграмма: «Поздравляю. Люблю. Надеюсь, ты хочешь того же, что и я». Какой переполох наделала эта интимная весточка из Киева! Кому она была предназначена — неизвестно, ведь фамилии Сизых среди официальных делегатов нет. Ситуацию «разрулил» Виктор Гонтарь, будущий зять Хрущевых и директор Киевского театра оперы и балета. Виктор хорошо знал меня по работе и вручил мне судьбоносную телеграмму.

А вслед за телеграммой примчался и сам Леня. В Москве влюбленные вместе встретили Новый 1939 год, расписались и в Киев вернулись уже мужем и женой.

Сын Хрущева Леонид

Между двух столиц

Летом 1939-го молодая семья переехала в Москву. Леонид поступил в летную академию Жуковского, а Люба — в школу летчиков-штурманов при аэроклубе в Тушине. Выходные проводили вместе в правительственной квартире Хрущевых в знаменитом «Доме на набережной», где обитали практически все члены Политбюро. В этой же квартире останавливались Никита Сергеевич и его жена Нина Петровна, когда приезжали в Москву. Сюда же приходили в гости многие известные люди того времени.

— Мне особенно запомнился спор за обедом, который разгорелся между Хрущевым, Булганиным и Маленковым, которые потом сошлись во мнении, что передовицы газеты «Правда» лучше не читать вообще. Такое заключение первых лиц государства меня весьма впечатлило.

Впрочем, ни строгим отцом, ни взыскательным свекром Никита Хрущев не был. Летом все жили в Киеве — на правительственной даче Хрущева в Межигорье. Там очень красиво — горы на берегу Днепра, пруд, монастырский сад. Дома были белые и заметно выделялись среди зелени и цветников. Мы много ездили верхом на лошадях, купались, загорали.

В 1940 году у Любови и Леонида родилась дочь. Это была первая внучка Хрущева. Молодые родители назвали ее Иоландой, в честь подруги, с которой очень дружили Хрущевы. Но мать Никиты Сергеевича, Ксения Ивановна, когда услышала имя своей правнучки, возмутилась.

— К мнению старшего поколения в семье прислушивались, — вспоминает Любовь Илларионовна, — и нам пришлось срочно найти выход из сложившейся ситуации. Мы стали называть дочь Юлкой. И так ее зовут до сих пор.

А дальше была война

Когда началась война, вся большая семья Хрущева была эвакуирована в Куйбышев. Туда отправили своих родных и Жуков, и Буденный, и Булганин.

Леонид с первых дней войны служил в отряде бомбардировщиков. Его самолет сбили, из-за неудачного приземления у него был сложный перелом ноги. После лечения Леонид переучился на летчика-истребителя нового самолета Як-7. Затем в чине старшего лейтенанта отправился на фронт. И вскоре, 11 марта 1943 года, он погиб в воздушном бою. Останков его не нашли до сих пор. Жену Леонида Хрущева — Любовь Сизых, тоже летчицу, тут же арестовали по подозрению в шпионаже, и через восемь месяцев допросов в СМЕРШе отправили в лагеря. Она не признала себя виновной. Сын Анатолий попал в детский дом. Дочь Юлка осталась в семье деда, Никиты Хрущева.

— Неужели такой влиятельный родственник не вмешался и не помог избежать ареста и ссылки? Ведь в то время Хрущев был членом Политбюро и членом Военного Совета Украинского фронта.

— О чем вы говорите, — искренне удивляется Любовь Илларионовна, — тогда даже жены Молотова и Калинина по десять лет отбыли на лесоповалах. А я еще в мирное время во всех анкетах писала, что у моей матери немецкие корни. Так что ни о какой протекции и речи быть не могло.

Далее пять лет лагерей и восемь лет ссылки в Казахстане. Все это время ее дочь жила у Хрущевых. Причем деда Никиту Сергеевича называла папой, а бабушку Нину Петровну считала мамой. О своих настоящих родителях девочка Юлка узнала в 16 лет, когда пришло время вступать в комсомол и требовалось правильно заполнить документы.

Любовь Илларионовна увиделась с дочкой лишь в 1957 году.

— Нина Петровна написала, что я могу приехать встретиться с дочерью. Юлка открыла дверь, и первое, что я сказала: «Как ты удивительно похожа на своего отца!» С дочкой у нас сразу сложились хорошие, теплые отношения. Спустя некоторое время мне удалось найти и сына, на тот момент ему было уже 25 лет.

Любовь Сизых с сыном Анатолием

Возвращение

После освобождения и реабилитации Любовь Сизых до самого выхода на пенсию жила и работала в Казахстане, в Караганде. Там она устроилась на должность заведующей хранилищем Центрального геологического управления Казахской ССР. Материально была хорошо обеспечена. Выйдя на пенсию, вернулась на родину, в Киев, где жили ее родственники и сын от первого брака Анатолий.

Сейчас у Любови Илларионовны четверо внуков и два правнука. Дочь Юлка в свое время окончила факультет журналистики, долгое время работала сценаристом в Театре им. Вахтангова.

— Дочь очень хотела, чтобы я осталась жить с ней в Москве, но у меня слишком независимый характер, я всегда была самостоятельна, поэтому решила жить отдельно.

Как каждая бабушка, Любовь Илларионовна с гордостью рассказывает об успехах своих внуков: одна внучка стала профессором Колумбийского университета, живет в Америке, вторая осталась с матерью в Москве, она директор научного института. Раньше и дети, и внуки часто навещали свою бабушку в Киеве. Летала по несколько раз в год к ним в Москву и Любовь Илларионовна. Сейчас общаются больше по телефону.

— Очень теплые отношения у меня до сих пор сохранились с дочерью Никиты Сергеевича Радой. Вот она, пожалуй, звонит чаще всех. Удивительный, добрый и светлый человек.

Сегодня, несмотря на солидный возраст, Любовь Сизых живет одна. С хозяйством ей помогает управляться социальный работник. По словам женщины, у нее хорошая пенсия, ведь ей долго пришлось трудиться на вредном производстве. Она ни о чем не жалеет, и секрет своего долголетия объясняет просто:

— Я никогда ни на кого не держала зла, хотя судьба мне выпала нелегкая...

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
10 декабря
7 декабря