22:47

вторник,
23 июля

Собаки-саперы проверяют поезда с Донбасса

24.07.2014 / 13:42
Собаки-саперы проверяют поезда с Донбасса
«Взгляд» побывал в кинологическом центре Главного управления МВД в Киеве и узнал, как специально обученные собаки помогают саперам искать взрывчатку.

На прошлой неделе по Киеву прокатилась волна ложных минирований. Взрывчатку «подкладывали» буквально всюду: на вокзалы, в торговые центры, телеканалы. К счастью, ни в одном из 36 случаев бомб не нашли. Для людей это несомненный стресс. А вот для милицейских собак-саперов — это скорее игра, после которой они получают желанное награждение.

Из-за минирований сильно не переживали

Мы съездили в кинологический центр Главного управления МВД в Киеве — единственном столичном подразделении, где обитают собаки, специально приученные поиску взрывчатки. Здесь живет 59 псов, с ними работают 16 милиционеров. Взрывчатку ищут всего 9 псов. Остальные натренированы на другие задачи: поиск наркотиков, преследование преступников.

Начальник центра Виталий Орлов рассказал, что у каждого кинолога есть своя собака, иногда две или три — для разных целей.

К массовым «минированиям» кинологи отнеслись не слишком взволнованно. Немного повозмущались между собой, но к самим вызовам отнеслись как обыденной работе — мол, бывало и хуже.

«Если поступает вызов от дежурного о минировании, я отправляю туда кинолога с собакой. Если вызовов больше, то отправляем резервного. В случае «аврала» приходится вызывать кинологов и из дома», — говорит Орлов.

Сама проверка происходит по обычному алгоритму: после эвакуации людей из «заминированного» здания помещения начинают осматривать взрывотехники (как минимум, двое), следом за которыми идет кинолог с собакой. «Конечно, в первую очередь нужно провести визуальный осмотр. Собака же не ищет конкретные предметы. Она ищет запах взрывчатых веществ. Потому, к примеру, в холле собаке делать нечего — она же не будет нюхать пол», — объясняет Орлов. Пса необходимо задействовать, когда есть какие-то закрытые пространства: люки, вентиляция, коммуникации.

«Собака чувствует запах взрывчатки и указывает на него. После этого собаку отводят и за дело берутся сами взрывотехники», — рассказывает кинолог. При этом псов приучают молча указать на источник запаха. «Он не имеет правая лаять, что-либо трогать, скрести. Из-за резкого звука взрывчатка может сдетонировать», — объяснил кинолог.

Особого стресса у своих работников за прошедшую неделю Орлов не отметил. «Это работа. Как и в любом другом деле первое задание вызывает стресс, а потом к этому начинаешь относится спокойнее», — говорит кинолог, объясняя, что громкими случаи минирования сделали скорее СМИ, а у кинологов есть своя работа, которую заметить не так-то просто.

«Для СМИ это резонансно — эвакуируют целый торговый центр. Он закрылся на несколько часов. Все, это резонанс, большие финансовые потери. А ведь есть еще убийства, кражи, разбой. Туда тоже ездят наши специалисты. Это не такая заметная работа, однако она тоже есть», — делится деталями Орлов.

Он вспоминает случаи, когда по поиску взрывчатки приходилось работать гораздо интенсивнее. «К примеру на ЕВРО-2012 нам приходилось отправлять по 15 кинологов с собаками, чтобы проверить стадион перед матчем. Работать начинали ночью, чтобы успеть проверить все», — рассказывает Орлов. Сейчас профилактические осмотры тоже есть: к примеру, приходится проверять поезда, которые приходят с Восточной Украины.

Найти взрывчатку в любом случае

В случае «ложного» минирования для собаки-сапера нужно устроить и «настоящее» — уже на территории центра. Это делается для того, чтобы пес не утратил интерес. Потому часто кинологи не отправляются отдыхать сразу же после конца своего дежурства — они уделяют время и своим питомцам, чтобы те не чувствовали себя обиженными.

«Если человек отдежурил сутки и у него было несколько выездов на места происшествий, то по окончании, в 8 утра, он не идет в душ и сразу же раз — и бежать домой. Нет у нас здесь такого. Кинолог понимает, что если собака ездила несколько раз — и безрезультатно, то при любой дрессировке, когда собака делает что-то правильно, то нужно это делать до конца. Если она не получает поощрения, то будет хуже работать», — рассказывает Орлов. Поощряют собак любимой игрушкой. Едой стимулировать нельзя.

Кстати, как объяснил нам кинолог, для собак большой нагрузки с минированиями не было. «Да сейчас открой багажник, и туда любая собака с радостью вскочит, чтобы ехать на задание. Они же как дети, для них это как игра», — говорит он.

Плохое настроение — причина не работать

О питомцах Орлов отзывается с искренней любовью. Сразу видно, что он — фанат своего дела. То же самое он говорит и о коллегах. «Сюда не идут работать по приказу. Тут у нас люди, которые любят свою работу, ведь для работы с собаками нужно быть настоящим зоопсихологом: нужно видеть не только состояние здоровья собаки, но и ее настроение», — делится подробностями кинолог.

Специалист должен понимать, как себя чувствует даже здоровый по физическим показателям питомец. «Вдруг у него болит голова или зубы? На настроение собак влияют даже лунные циклы. А животное — не человек, оно должно работать с желанием. Потому если кинолог говорит, что с собакой что-то не так, то я не отправляю их на задания», — объяснил Орлов.

Кстати, выбирать собак кинологи стараются по своим предпочтениям и своему характеру. «Я, к примеру, холерик. Потому и мой Дункан тоже более агрессивный, энергичный пес», — рассказывает Орлов. И действительно, увидев своего хозяина пес буквально начал летать по вольеру, крутиться на месте, подпрыгивать. «Видите: он такой же, как и я», — смеется Виталий.

Между тем, для работы по поиску взрывчатки все же стараются выбирать не очень агрессивных собак. Таких используют скорее для патрульной службы. «В лучшем случае, одна из 50 подойдет. Собака-сапер должна быть очень уравновешенная: не холеричная и не флегматичная, с крепкой нервной системой и преобладающей игровой реакцией», — объясняет Орлов. При работе со взрывчаткой нужна плавность движений.

Готовят пса-сапера около полугода, хотя временные рамки тут размыты. На службу собаку принимают после того, как она сдаст экзамен. «Когда кинолог говорит, что его собака уже готова, то мы делаем тестовую «закладку». Если собака ее успешно находит, то она уже может работать», — говорит начальник кинологического центра.

Он рассказал, что собака, занимающаяся поиском, должна различать до полумиллиона запахов. Потому лишние ароматы в поиске, им, конечно, мешают. «После поиска в парфюмерных бутиках собаку выводят на воздух немного «отдышаться», — говорит кинолог.

Наркотики ищут лабрадоры, а трупы — лайки

Кроме привычных немецких овчарок, в центре работают бельгийские овчарки, лабрадоры, а еще — две лайки и даже дратхаар. Последних используют для поиска трупов, но это, по словам Орлова, происходит нечасто — чуть ли не раз в 50 лет.

Кинолог Наталья познакомила нас со своей питомицей — черным лабрадором по имени Слава. Даже с первого взгляда было видно, что собака и ее хозяйка похожи характерами: спокойные и немного флегматичные. «Слава очень спокойная, хорошая девочка. Но вредина — и погрызть любит, может даже в туалет сходить в неположенном месте», — говорит Наталья. Она купила собаку сама, а потом уже привела в центр «на работу». Слава очень дружелюбная и с радостью позировала для фотосессии.

Наталья рассказала нам, что она первая в Украине стала использовать лабрадоров в поисковых целях.«Это еще было в 1999 году. У меня была Зита — тоже черный лабрадор. Мы с ней занимались поиском наркотиков. Это был первый в Украине лабрадор на службе у милиции», — гордится своей питомицей Наталья. Зита проработала в поиске 13 лет, и совсем недавно ушла «на пенсию». Ее устроили к хорошим хозяевам: собака живет в большом частном доме, во дворе которого есть даже небольшое озерцо, где Зита может плавать и радоваться жизни.

 

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
23 июля
22 июля