20:44

четверг,
04 марта

Олег Кузнецов: «Когда переходил в "Динамо", не особо верил в себя»

22.03.2013 / 06:05
Олег Кузнецов: «Когда переходил в "Динамо", не особо верил в себя»
Знаменитый игрок и тренер дал интервью накануне своего юбилея

Олег Кузнецов считается одним из лучших центральных защитников в истории советского футбола. За неутомимость и самоотверженность Кузю (такое прозвище закрепилось за футболистом. -- "Взгляд") ценили тренеры и болельщики, а его жесткость и бескомпромиссность в борьбе порой наводили страх на соперников. Интересно, что начав свой путь в футбол в провинциальной «Десне» из Чернигова, он и не мечтал становиться игроком сборной СССР и лучшего клуба страны. Более того, как рассказал сам Кузнецов, некоторое время он даже отказывался переходить в «Динамо».

22 марта прославленному защитнику Олегу Кузнецову исполнилось 50 лет. Накануне юбилея Олег Владимирович пообщался с корреспондентом "Взгляда".

- Олег Владимирович, начиная заниматься футболом вы, наверняка, как и сотни миллионов советский мальчишек, грезили когда-нибудь оказаться в «Динамо», а возможно и сборной Союза?

- Откровенно говоря, в ту пору играл в свое удовольствие и не помышлял о большом футболе. Да и особых талантов у меня не наблюдалось. Я часто выступал за различные черниговские заводы, окончил ДЮСШ, а потом меня пригласили во второглиговскую «Десну». Так, незаметно для себя оказался во взрослом футболе.

- Вы родились в семье военного. Отец не настаивал, чтобы вы пошли по его стопам?

- Он был пилотом истребителя, вышел в отставку в звании капитана. Конечно, ему хотелось, чтобы сын сделал карьеру военного, тем более я закончил школу на «4» и «5». Но у меня уже были планы, связанные с футболом. Ради достижения цели пришлось даже пойти на хитрость. Когда я поехал поступать в Сумское военное артиллерийское училище, то попытался спровоцировать комиссию, чтобы меня не зачислили. На экзамене по математике я ничего не стал решать, принес преподавателям чистый лист. Они с удивлением спрашивают -- мол, ты хоть знаешь, сколько будет дважды два? Говорю: «Знаю, четыре». Они: «Молодец, садись, три». Попробовал провалить физподготовку, еле два раза подтянулся. Но и эта уловка не помогла. Как потом узнал, еще до экзаменов преподаватели обратили внимание на оценки в моем аттестате и спортивные достижения. Видимо, такими учениками дорожили, поэтому меня зачислили. Тогда я решился на отчаянный шаг и прямо написал руководству училища, что армейская служба не для меня. Вызвали отца, он, конечно, настучал мне по голове. Но я объяснил, что собираюсь поступать в инфиз и получил приглашение от «Десны». Родителям ничего не оставалось, как смириться с моим выбором.

- Как вас разглядело «Динамо»?

- В составе "Десны" я стал серебряным призером первенства второй лиги. Видимо, поэтому и обратили внимание селекционеры «Динамо». Все говорили, мол, куда тебе, 19-летнему, конкурировать с признанными звездами «Динамо». За мной в Чернигов несколько раз приезжал помощник наставника киевлян Анатолий Пузач. И только после разговора с моими родителями меня убедили ехать в Киев. Хотя я не очень верил, что выдержу конкуренцию в «Динамо».

- Как же получилось, что игроку без особых надежд и амбиций удалось пробиться в основу чемпионов?

- Возможно, повезло, что тогда «Динамо» возглавлял Юрий Морозов. При нем была постоянная ротация состава, он доверял молодым, давал шанс, я им воспользовался.

- Многие характеризуют Морозова, как чересчур мягкого тренера. Согласитесь?

- У него была практически та же школа и методика тренировок, что у Лобановского. А вот характер отличался. Наверное, все же стоило быть с игроками строже. Не хочу называть Валерия Васильевича диктатором, но дисциплина при нем действительно была на высочайшем уровне. (Справедливости ради заметим, что в командах Юрия Андреевича впервые заявили о себе помимо Кузнецова, такие игроки, как Павел Яковенко, Вячеслав Малофеев, Андрей Аршавин, Александр Кержаков).

- В чемпионате СССР вас считали едва ли не самым жестким защитником, и при этом вас лишь однажды удалили в этих соревнованиях. Как такое могло быть?

- У защитников есть множество разных приемов, уловок и хитростей, которым специально не обучают. В игре порой чувствуешь, как можно вывести из себя соперника, где-то ущипнуть, толкнуть, припугнуть, чтобы держался подальше. С другой стороны, несмотря на то, что иногда после столкновения со мной соперника уносили с поля, я никогда специально грубо не играл и не наносил никому умышленно травму. Относительно, карточек, то надо учитывать, что в наше время судьи позволяли футболистам гораздо больше, чем сейчас. Тогда удаляли в исключительных случаях, если, скажем, футболист получал серьезную травму или когда в результате стыка доходило до крови.

- Своих подопечных учите подобным уловкам?

- Сегодня футбол другой. Защита строится в линию, персонально практически не играют. Если в целом давать оценку, то, на мой взгляд, сейчас защитники подготовлены слабо, как индивидуально, так и в командном отборе. У молодежи координация и отбор мяча оставляют желать лучшего.

- Расскажите, что за конфликт произошел между вами и знаменитым Марко ван Бастеном на чемпионате Европы в 1992 году?

- Это был групповой матч СНГ — Нидерланды. Я тогда едва успел восстановиться после травмы, играл в наколеннике. Во время матча я голландца пару раз дернул за футболку, может, слегка дал локтем по ребрам. Он не вытерпел и сказал: «Я вижу у тебя наколенник. Предупреждаю, еще раз тронешь, я тоже буду бить». Но угрозы не подействовали, слабее играть я не стал. А матчи закончился ничьей -- 0:0.

- В хоккее в случае возникновения конфликта, за партнеров в потасовках отдуваются тафгаи. На вас часом не возлагались подобные обязанности?

- В «Динамо» часто от соперников доставалось Беланову и Заварову. Они в свою очередь накручивали своих защитников, мол, нас бьют и вы им спуску не давайте. Бывало, если партнеру чересчур досаждали, мы выжидали минут пять, и когда судья не видит, выслеживали обидчика на поле и жестко ставили на место.

- Один из самых памятных матчей с вашим участием — финал кубка СССР против минского «Динамо» в 1987-м. В том поединке из-за ваших ошибок киевляне пропустил два гола. Затем вы один мяч отыграли, а Заваров за 30 секунд до финального свистка сумел перевести игру в серию пенальти, которую киевляне выиграли. Лобановский упрекал вас за допущенные ошибки?

- Ему и не надо было ничего говорить. Во-первых, я осознавал вину, а, во-вторых, Лобановскому достаточно было посмотреть на игрока и, после его укоризненного взгляда, который мало кто мог выдержать, возникало чувство, что лучше бы он накричал или той же бутсой запустили, как некоторые делали в чемпионате Англии.

- Вы победили с «Динамо» в Кубке Кубков-86, а со сборной стали вторыми на Евро-88. Поколение советских футболистов 80-х считалось одним из самых талантливых, почему, на ваш взгляд, не удалось завоевать больше титулов на международной арене?

- Трудно ответить. Мы действительно думали, что Кубок Кубков не предел. Серьезно нацеливались взять Кубок чемпионов и добиться высот со сборной. Думали, что все впереди, а в итоге, к сожалению, ничего особенного больше не выиграли, за исключением серебра на Чемпионате Европы 88-го...

- Существует точка зрения, что нашу сборную на различных международных турнирах иногда засуживали. Взять, к примеру матч СССР — Бельгия на Чемпионате мира 86-го или ваше удаление на Евро-88, из-за чего вы не смогли помочь команде в финале?

- Мне также приходилось слышать мнение, что «красных» якобы не любили. Но я не думаю, что судьи нас целенаправленно «убивали». К примеру, свое удаление на Евро-88, считаю было по делу.

- В 1990 году вы перешли в «Рейнджерс». Почему выбрали Шотландию, были ли другие предложения?

-- Знаю, что «Бавария» и несколько английский клубов проявляли интерес ко мне. «Рейнджерс» меня вел, начиная с Евро-88, и я уже после чемпионата был готов уехать. Но тогда многие покидали «Динамо», а Лобановский сказал, что не может отпустить всех сразу. Мне пришлось подождать два года.

- После четырех лет выступлений за «Рейнджерс» и непродолжительного вояжа в израильский «Маккаби» вы вернулись в «Динамо», однако вскоре оказались в "ЦСКА-Борисфен". Что не получилось с родным клубом?

- Григорий и Игорь Суркисы честно объяснили, что строят новую команду и рассчитывают на молодых игроков. Поэтому я принял предложение "ЦСКА-Борисфен". Это была амбициозная команда, которую Михаил Фоменко вывел в высшую лигу. Финансовое и бытовое обеспечение, высокая зарплата и премиальные -- на то время в клубе были созданы одни из лучших условий в украинском футболе. Бывало даже, что на матчи мы летали на военных самолетах.

- После завершения карьеры вы работали в тренерском штабе сборной, которая добилась наивысшего для себя результата на мировом первенстве 2006 года, вышла в четвертьфинал. Когда Олег Блохин заявил, что выведет команду на чемпионат мира с первого места, у вас это не вызвало скептическую улыбку? Ведь до того Украина неудачно выступала в отборе.

- Когда я еще начал выступать за «Динамо», меня поселили с Блохиным в одной комнате. Возможно, другие просто побаивались делить номер с футболистом такого масштаба. Меня же, молодого, никто не спрашивал, с кем я хочу жить. Так вот за пять лет, которые мы вместе прожили на базе, я хорошо изучил Олега Владимировича. Он очень амбициозный и умеет добиваться поставленной задачи. Для меня его слова не стали неожиданностью. С психологической точки зрения, считаю, это оказалось правильное заявление. Необходимо было, чтобы украинские футболисты наконец-то поверили в свои силы. И они поверили!

Редакция газеты "Взгляд" поздравляет Олега Владимировича Кузнецова с полувековым юбилеем и желает крепкого здоровья, долголетия и успехов в тренерской карьере.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
4 марта