00:12

среда,
24 июля

Александр Гвоздик: «Пошел в бокс, чтобы стать, как Жан-Клод Ван Дамм»

16.07.2013 / 09:40
Александр Гвоздик: «Пошел в бокс, чтобы стать, как Жан-Клод Ван Дамм»
Боксер рассказал «Взгляду» о казахах, машинах и экстремальном знакомстве с женой

Во Всемирной серии бокса этот парень не знает поражений уже второй сезон. В прошлом году он успешно выступал за команду России, теперь же Александр Гвоздик – один из лидеров «Украинских атаманов».

Не везет Саше почему-то только с казахами. На Олимпиаде в Лондоне он стал жертвой судейства и проиграл полуфинальный поединок представителю Казахстана Алибеку Ниязимбетову. В этом году Гвоздик выиграл все бои, но, увы, проиграла его команда – скандально, несправедливо и, главное, все тем же казахам.

Но Сашу прошлое уже не интересует: как настоящий чемпион, он работает над будущим. Сейчас Гвоздик раздумывает над развитием своей карьеры, воспитывает маленького сына и получает образование.

– Александр, что привело вас в бокс?

– Его очень любит мой отец. В детстве он занимался боксом, даже был чемпионом области среди юношей. Отец всегда мечтал, чтобы я тоже стал боксером, даже перчатки мне подарил, хотя тогда это дело мне было совсем не по душе. Но в конце концов вышло так, что в бокс меня привел одноклассник. Сначала мы пошли на кикбоксинг, но спустя полгода я понял, что у меня лучше получается работать руками, и окончательно переключился на бокс. Это был сентябрь 1997 года.

– В детстве хотели быть исключительно спортсменом или имели совсем другие планы?

– Скажу честно: когда шел на бокс, таких мыслей у меня не было. Я хотел, как Жан-Клод Ван Дамм, бить всех на улицах, делать «вертушки» и вырывать кадыки – вот и все, чего мне тогда хотелось. Я просто мечтал быть самым сильным в классе. Но потом, когда начало что-то получаться, задумался о карьере спортсмена.

– Физическую силу и боксерские навыки приходилось использовать вне ринга?

– Последний раз – еще в школе. Сейчас я довольно спокойный человек, но в детстве был забиякой. Возможно, тогда я чувствовал превосходство в силе над другими и немножко этим пользовался.

– Вы уже закончили Харьковский педагогический университет. Лично для вас вопрос образования очень важен?

– Во время учебы я был сконцентрирован на боксе, поэтому не уделял ей большого внимания. Сейчас же я стараюсь больше свободного времени посвящать учебе. Я студент «Юридической академии Украины имени Ярослава Мудрого».

– После карьеры спортсмена планируете стать юристом?

– Для начала нужно закончить университет, а потом уже думать. Сейчас мне бы хотелось просто быть подкованным в сфере юриспруденции и хорошо разбираться в этом.

– Александр, в прошлом году вы выступали в WSB за российскую команду. Как оцените тот результат? Получилось все, что планировали?

– Да, ведь я выиграл все свои поединки. Конечно, хотел, чтобы команда заняла первое место, но там свою роль сыграли субъективные причины. В общем, неплохой результат.

– В этом году вы могли победить в WSB уже с «Украинскими атаманами». Скажите, почему оба финальных поединка проводили в Казахстане? Кто-то объяснил такое решение?

– Мне все было понятно еще в ноябре, когда стало известно место проведения финала. Казахи очень хорошо инвестируют в бокс, поэтому им нужно было страховаться. Они понимали, что если будет одна финальная встреча и нейтральная территория, то шансов на победу у них очень мало. Поэтому они создали для себя максимально выгодные условия.

– Украинская сторона думала оспаривать решение? Или это глупая затея?

– Как по мне, никакого толка от этого не будет. Но что думает наше руководство, я не знаю. Это уже надо у них спрашивать.

– После надуманного поражения «Атаманы» все равно считали себя победителями?

– Да, после поединка в Казахстане мы считали себя чемпионами, у всех было соответствующее настроение, несмотря на то что команда заняла второе место. Проигравшим я себя точно не чувствовал. Все все видели – зачем расстраиваться? Я, в принципе, был готов к такому развитию событий, поэтому никакого сюрприза не получилось.

– Какая ваша главная цель на данном этапе карьеры?

– Мне сейчас трудно отвечать на этот вопрос. Скорее всего, еще на год я останусь в любителях. А потом даже не знаю, что будет – или пойду в профессионалы, или останусь в WSB. Точно могу сказать: где бы я ни боксировал, всегда ставлю для себя самые высокие цели. Если уйду в профессиональный бокс, то это звание чемпиона мира.

– Помните свою первую серьезную победу?

– Сложно ответить на этот вопрос, ведь каждая победа по-разному оценивается на определенных этапах карьеры. В детстве были очень дороги победы на юношеском уровне, потом они немножко отошли в сторону. Сейчас мое самое большое достижение – это бронза Олимпийских игр.

– Как изменилась жизнь после олимпийского успеха?

– Конечно, в лучшую сторону. Но в то же время появилось больше забот. Стали чаще узнавать, увеличилась ответственность. Когда тебя знают, никто не ждет от тебя простого боя. Все ожидают только побед, и это заставляет работать еще упорнее.

– На Олимпиаде вы проиграли один сомнительный поединок. Как сейчас оцениваете объективность того результата?

– Жизнь идет, и нет смысла жить воспоминаниями. Я думаю, что надо двигаться дальше и работать над будущими победами.

– Правда, что до Олимпиады вы не получали никаких серьезных гонораров?

– Знаете, деньги – это тоже очень относительное понятие, и для всех оно разное. Но, например, такие гонорары, на которые можно позволить себе купить квартиру или машину, я действительно не получал.

– Кстати, по поводу автомобилей. Как-то получается, что большинство боксеров – ярые фанаты железных коней. О вас можно сказать так же?

– Да, мне очень нравятся автомобили. Сейчас у меня Volvo S80, его мне подарили после Олимпийских игр. Но такой подарок сделали не только мне, а всем боксерам-олимпийцам, которые выиграли медали.

– У вас есть маленький сын. Он по вашим стопам идти не собирается?

– Сейчас ему только четыре с половиной года, и хочется отдать его хотя бы в какую-то спортивную секцию, чтобы он начал понимать, что такое спорт. А потом, если захочет, сможет пойти по моим стопам. Я дам ему возможность самому сделать свой выбор. Но в целом я хотел бы, чтобы мой сын стал боксером.

– Ваша популярность со временем только растет. Как насчет того, чтобы попробовать себя на телевидении?

– Я бы с удовольствием это сделал. Сейчас мне интересны подобные проекты. К тому же они приносят немалые материальные дивиденды.

– Уже думали о том, кем хотите стать по завершении спортивной карьеры?

– Хочется просто быть хорошим человеком. А род занятий – это уже второстепенный вопрос, главное – чтобы оно приносило удовольствие. Еще не знаю, стану ли я тренером, пока к этому не готов. А в будущем посмотрим: подрастет мой сын и, может, захочется тренировать.

– Как опишете себя в нескольких словах?

– Я отвечу одним словом – человек. Надеюсь, те люди, которые меня знают, думают обо мне так же.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
23 июля
22 июля