11:38

воскресенье,
28 февраля

Последствия "перемирия": 11 погибших с начала 2021-го, 5 из которых - от подрывов

18.02.2021 / 05:51
Последствия "перемирия": 11 погибших с начала 2021-го, 5 из которых - от подрывов
Диверсионные группы оккупанта проникают сквозь украинскую линию обороны и минируют позиции ВСУ.

14 февраля с фронта пришла очередная трагическая весть: на Донбассе в районе Новолуганского в результате подрыва на взрывном устройстве погибли трое наших десантников из 81-й бригады ДШВ (капитан Александр Войтенко, старший солдат Дмитрий Мироненко и солдат Вячеслав Алексеенко).

Президент Зеленский заявил, что ГБР рассматривает три вероятных причины, а именно: нарушение правил обращения с боеприпасами и взрывными устройствами; теракт со стороны незаконных вооруженных формирований; халатное отношение военных к службе.

«Через 10 дней жду имена виновных в этой трагедии и пути решения проблемы, чтобы больше мы не теряли людей таким страшным образом», - добавил глава государства.

Но возникает ряд болезненных вопросов. С начала года украинская армия несет потери - уже 11 погибших. Шесть - от пуль вражеских снайперов, пять - от подрывов на «неустановленных взрывных устройствах». Что касается подрывов, то раньше такого не было. За неполные два месяца 2021-го - повторяем - пять смертей пос такой причине. Почему их стало больше? Создается впечатление, что российские оккупанты, воспользовавшись так называемым «перемирием», успели не просто в обход договоренностей укрепить свою переднюю и вторую линию обороны, но и установить неизвестное количество новых мин в районе позиции ВСУ. И вот теперь наши ребята подрываются на них.

Спрашиваем у военных экспертов, что они думают об этом.

«ДИСТАНЦИОННЫЕ МИНЫ»: РОССИЙСКИЕ ГИБРИДНЫЕ СИЛЫ ИЗОБРЕЛИ НОВЫЙ СПОСОБ ПОРАЖЕНИЯ ПЕХОТИНЦЕВ

«После объявления 27 июля прошлого года «всеобъемлющего перемирия», нашим вооруженным силам, кроме ведения огня в сторону противника, не разрешено вести разведку, - говорит военный эксперт, полковник запаса Олег Жданов.

И результаты не замедлили сказаться. Враг этим воспользовался и стал активно подходить вплотную к нашим позициям, обходить их, а иногда и просачиваться сквозь украинскую линию обороны. «Делают это диверсионно-разведывательные группы (ДРГ) российских оккупационных войск не просто так - кроме разведки, они поводят и минирование», - добавил он.

«Даже несмотря на «перемирие» противник имеет возможность работать диверсионными группами. Боевики освоили сброс противопехотных мин с помощью беспилотников. А раньше - часто делали это с помощью противотанковых гранатометов», - продолжает предыдущую мысль военный эксперт Михаил Жирохов.

Речь идет в частности, о противопехотной мине ПОМ-2 (этот тип боеприпасов запрещен Оттавской конвенцией от 1999 года. - Ред). Именно на этой мине, по словам эксперта, случаются подрывы в прифронтовой зоне, то есть по линии соприкосновения. «Российские оккупационные войска« экспериментируют». Учитывая, что по условиям перемирия привлекать тяжелую артиллерию запрещено - враг использует дроны (одним из условий июльского перемирия был запрет на использование беспилотников, а значит - этот пункт также постоянно нарушается врагом. - Ред), на которые крепит ручные гранаты, или ПОМ-ки, ВОГи, или разнообразные самодельные взрывные устройства, собранные на коленке», - говорит Жирохов.

Инструктор саперного дела фонда «Вернись живым» Евгений Антипенко, который учит бойцов ООС по всей линии фронта, говорит, такие мины действительно можно забрасывать дистанционно.

«ПОМ-2 забрасывают с помощью ручного противотанкового гранатомета (РПГ), устанавливая мину вместо запала. Происходит выстрел из РПГ, но взрыва нет, - ПОМ-ка вылетела и через 50-60 секунд сама установится. Мы не сомневаемся в происхождении мин, ведь известно, что ПОМ-2 на вооружении регулярной армии РФ», - рассказывает сапер.

Кроме того, по словам Антипенко, ПОМ-2 российские гибридные силы также могут сбрасывать с коптера. Такая мина весит примерно 1,5 кг, поэтому, чтобы поднять ее и переместить, беспилотник должен иметь специальные обвесы.

«ПОМ-2 поражает в радиусе 16 метров. Подрыв происходит, когда человек касается одного из датчиков, представляющих собой тонкую капроновую нить, которую почти невозможно заметить. Кроме этого, поражение может произойти в момент самоликвидации ПОМ-2. Эта мина, если датчик цели не задет, срабатывает через 4-100 часов, в зависимости от того, какое время установили», - комментирует сапер.

Но, как отмечает Михаил Жирохов, кроме дистанционного заброса ПОМ-2 вражескими ДРГ, существует еще один фактор, на который также следует обратить внимание: «Подрывы всегда есть, были и будут при ротации. То есть, когда заходит новая бригада на фронт, она очень часто не имеет карт минных полей».

По его словам, трагическая гибель трех наших бойцов в районе Новолуганского - это, вероятно, один из таких случаев. «Надеюсь, что в ближайшее время мы все же узнаем причину подрыва наших защитников», - говорит Жирохов.

ВОЙСКА ​​РФ ЗНАЧИТЕЛЬНО НАРАСТИЛИ СВОИ ВОЗМОЖНОСТИ. ВЕСНОЙ ВЕРОЯТНЫ АКТИВНЫЕ БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ

«Шаткое перемирья, свидетелями которого мы являемся в течение последних месяцев, это возможность минимизировать потери среди украинских военных. Как бы цинично это не звучало, но во время активных боевых действий с применением тяжелой артиллерии потери среди украинских защитников были бы на порядок больше. Но перемирие не означает прочный мир», - комментирует военный эксперт, экс-спикер Генштаба ВСУ Владислав Селезнев.

А потому, говорит он, продолжается позиционная война, противники проводят инженерные мероприятия по усилению собственных позиций, действуют диверсионные группы, работают снайперы.

«Война - это работа, при которой время от времени погибают воины. Линия нашей обороны не является абсолютно постоянной. То есть это не сплошной окоп, который протянулся на несколько километров, и с помощью которого мы держим оборону. Нет. На определенных, господствующих участках вдоль линии разграничения находятся опорные пункты наших войск. Между ними фактически серая зона, в которой действуют враждебные ДРГ и снайперы. Перемещение между опорными пунктами - всегда риск. Надеюсь узнать от наших военных руководителей в течение десяти ближайших дней причину подрыва наших защитников. И при этом мы все должны помнить, что война с коварным и мощным врагом продолжается. В этой войне и дальше будут потери, мы будем терять самое дорогое - жизнь наших воинов», - отмечает военный эксперт.

Спрашиваем у господина Селезнева, как остановить эту вопиющую ситуацию? По его убеждению, на сегодня есть только два пути. Один - неприемлемый - капитуляция перед Кремлем. Другой - усиление оборонительных возможностей Украины, в том числе - за счет укрепления украинской армии, развития отечественного ОПК и формирование мощной военно-дипломатической коалиции против страны агрессора. «Других вариантов нет», - отмечает он.

Наконец, военный эксперт прогнозирует, что позиционная война будет продолжаться и дальше. По его словам, сложные погодные условия вряд ли будут способствовать активным боевым действиям. «Но весной, с учетом того, что за последнее время российские войска, находящиеся на временно оккупированных территориях, значительно нарастили свои возможности, вероятны активные боевые действия. Их ход и динамика напрямую зависит от реакций украинского войска. Если ответ украинских воинов станет смертельно болезненным для врага, то и уровень притязаний оккупанта станет значительно скромнее», - заключил Владислав Селезнев.

Мирослав Лискович. Киев

Источник

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
27 февраля
26 февраля