12:34

четверг,
13 августа

Как сделать "скорую помощь" более скорой и более "помощной"

30.07.2020 / 07:50
Как сделать "скорую помощь" более скорой и более "помощной"
Кажется, реформировали у нас не так давно "скорую", а все равно... Две трети украинцев не могут вовремя получить экстренную медицинскую помощь.

Только в 17-18% случаев бригады укладываются в определенное регламентами время приезда. Это констатировали на брифинге министр здравоохранения Максим Степанов и его заместитель Ирина Садовяк. По их словам, ежегодно почти в 5 миллионах случаев из примерно 7 миллионов вызовов медики прибывают к пациентам невовремя. Иногда это стоит больным жизни. Основные причины несоблюдения нормативов (10 минут в городе и 20 - в сельской местности) - ненадлежащее техническое состояние карет "скорой", бездорожье и нехватка пунктов базирования бригад. Отдельно Максим Степанов отметил недисциплинированность и безразличие участников дорожного движения - водители не всегда уступают экстренным службам дорогу. Поэтому министр считает необходимым существенно повысить штрафы за отказ пропускать машины экстренной медпомощи с проблесковыми маячками.

А эксперты и врачи-практики говорят еще и об оптимизации сети подстанций и пунктов базирования бригад "скорой", более смелом внедрении цифровых технологий диспетчеризации, улучшении менеджмента, эффективном использовании предоставленного государством финансового ресурса - как о пути нормализации ситуации в отрасли, от которой напрямую зависят человеческие жизнь. Все это можно сделать сравнительно быстро...

1. О каретах "скорой". Которые иногда уже почти превратились в "тыкву"

На подконтрольных Киеву украинских территориях работают 25 центров экстренной помощи и медицины катастроф. После недавней реформы экстренной медицины именно они отвечают за этот участок в своих регионах, имея в распоряжении от полусотни до двух с половиной сотен машин - всего примерно 3000 исправных (относительно). Таким образом, по данным Минздрава, один автомобиль скорой помощи "обслуживает" 14 тысяч 211 украинцев. Больше всего "скорых" в столице, где на 246 машин приходится чуть больше 12 тысяч населения. Правда, речь идет только о, так сказать, "официальных" киевлянах. Меньше "скорых" в Волынской области. Каждая из 52 местных машин рассчитана на оказание помощи почти 20 тысячам волынян. При этом, по словам Максима Степанова, в стране более 1800 карет "скорой" старше 10 лет. Часть из них вообще непригодна к использованию. Чтобы хоть немного улучшить ситуацию, Минздрав планирует к концу года приобрести примерно 400 новых автомобилей.

Ситуация в региональном разрезе также различна. Где-то парк обновлен - например, в столице. В этом Укринформ убедился, готовя фоторепортаж о работе коммунальной организации "Киивмедспецтранс". "Спецавтомобилей достаточно, чтобы 15% из них (согласно нормам ВОЗ) стояли в резерве", - похвастался руководитель аппарата КГГА Дмитрий Загуменный. И при этом назвал цифры даже лучше, чем в общегосударственной статистике: "По международным стандартам, для такого города как Киев нужно иметь 298 карет, пока их - 285". А руководитель предприятия Виталий Безносюк рассчитывает, что, получив от городских властей запланированные на этот год 50 миллионов гривень, столичная служба "скорой" "на 100% будет соответствовать международным нормам по обеспечению населения спецмашинами. Наш ориентир - Мадрид и Лондон, где карета прибывает на вызов за 6 минут 55 секунд и 8 минут соответственно". Кстати, Киев по этому показателю среди столиц мира за последние 6 лет переместился с 127-й позиции на четвертую. В том числе и благодаря расширению сети полос движения для общественного и спецтранспорта.

Заместитель генерального директора Киевского областного центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф по оперативной работе Олег Куц называет "приемлемым" и состояние спецавтопарка Киевской области. "Техническое состояние автомобилей улучшается. Впервые массово закупили автомобили лет 6 назад. Затем замена происходила не так интенсивно. В частности, на средства благотворителей. Поэтому полностью избавиться от старых машин не удалось. Кое-где еще даже "бегают" морально устаревшие УАЗы. Но парк поддерживаем в рабочем состоянии".

Конечно же, и в Киевской области, и в других регионах рассчитывают, что обещанные властью "дополнительные" спецмашины встанут на дежурство как можно скорее.

2. "Скорая" должна стать ближе к людям. В прямом смысле

Но уже сейчас (и при нынешнем состоянии украинских дорог) есть возможность улучшить показатели приезда бригад "скорой" к пациентам, - убежден Олег Куц: «Государство должно гарантировать предоставление экстренной медицинской помощи больным и пострадавшим. Важный фактор при этом - территориальное расположение бригад "скорой". Надо позаботиться об оптимизации сети подстанций и их размещения. Один из вариантов - создание дополнительных пунктов базирования скорой медицинской помощи. Считаю, в городе с 200-300-тысячным населением должно быть 5-6 таких пунктов. Если же речь идет о крупных городах, где часто возникают дорожные пробки, должны быть и так называемые "непостоянные" пункты базирования. Где бригады будут ждать вызов как раз в периоды наибольшего трафика на дорогах".

При этом, по словам Олега Куца, для обустройства таких пунктов не нужны специальные решения Минздрава или государственные программы. Больше ответственности на себя должен принимать местные власти. Если, конечно, они по-настоящему заинтересованы в том, чтобы "скорая" приезжала к людям вовремя. "Если разумно формировать сеть пунктов базирования, вполне реально снизить норматив приезда машины с 10 до 5-6 минут. Мы же до сих пор имеем ситуацию, когда в трёхсоттысячном городе только один или два пункта базирования "скорых". Там хоть десять бригад будут работать, хоть 100 - один результат: постоянные опоздания", - отмечает господин Куц.

Дополнительный же пункт базирования, по его словам, - это не обязательно отдельное здание с большой территорией. Требования минимальные - место для стоянки автомобилей (желательно хотя бы с каким-то навесом) и 3-4 комнаты для пребывания бригад. С элементарными бытовыми удобствами и возможностью для ответственного хранения медикаментов. Например, для этого можно использовать площади медучреждений, высвобождаемых в результате реорганизации или переоснащения.

Отдельно (но уже как о более или менее отдаленной для Украины перспективе) Олег Куц говорит о формировании мотобригады "скорой" - для оперативного и беспроблемного оказания первой медпомощи в экстремальных случаях.

3. Цифровизация диспетчеризации ("упражнение" для чиновников, а не для логопедов)

Инфекционист, консультант по управлению изменениями, директор Revival Institute for Future Вадим Аристов объясняет нынешнее положение вещей в экстренной медицине "недореформированием" отрасли. "Формально в этой области произошли структурные изменения. Скорую помощь превратили в экстренную и неотложную. Неотложную в итоге, фактически "сбросили" на семейных врачей. Но те так и не взяли на себя ответственность за этот участок работы.

Даже если оценивать категориями первичной медпомощи, они полностью не выполняют своего функционала. В экстремальных условиях, при коронавирусе, выяснилось, что на самом деле семейные врачи не находятся на связи с пациентами 24/7. Даже в рабочие часы по телефону не все необходимые советы дают, не говоря уже о правильном "введении" пациента с подозрением на COVID-19 в систему здравоохранения", - констатирует эксперт.

Немногим лучше дела, по его словам, и в системе экстренной помощи. Служба сменила подчинение. Раньше это была отдельная подструктура в каждом районе. Сейчас "центр управления" перенесли на областной уровень. "Что, в принципе, правильно. Если бы реформу довели до конца, - соглашается господин Аристов. - Но из-за отсутствия нормального менеджмента и низкого уровня использования цифровых технологий система диспетчеризации в областях далеко не оптимальна. В большинстве случаев диспетчеры не видят общей картины - где конкретно находится каждая из карет скорой помощи, какая из них может быстрее приехать на вызов по тому или иному адресу... Улучшение будет, если бригады распределять по вызовам станет электронная система. С использованием GPS-маячков. Так, как это делается в современных службах такси (UBER, Bolt и т.д.). Когда электронная диспетчерская точно знает, где находится клиент, а где автомобиль, и оптимизирует маршрут - чтобы клиент меньше ждал, а машина делала меньше "лишних движений". Поэтому уровень диспетчеризации, возможно, даже стоит поднять с областного до национального".

4. О кадрах. Новые, старые и те, что "ни рыба, ни мясо"

Другая проблема - кадровая. Главная ее причина, по словам Вадима Аристова, - высокая степень демотивации врачей, водителей и младшего медперсонала. В частности, из-за отсутствия смыслов "уважаемого в обществе спасителя" и низких зарплат. По данным руководителей Минздрава заработная плата профессионального фельдшера - в лучшем случае, 6-6,5 тысяч гривен. Водителю, работающему на полторы ставки, начисляют 5500...

"Из-за неправильного управления медицинской отраслью, скорая помощь фактически превратилась в "яму отчаяния", куда попадают молодые специалисты, не имеющие "выходов" и связей, чтобы устроиться на более "выгодные" должности. И эту работу большинство расценивает как временную. Рассчитывая, что наберутся опыта, познакомятся с коллегами и перейдут работать в другие места. Поэтому речь идет и о полном отсутствии заинтересованности в профессиональном совершенствовании. Чувствуя несправедливость общества, люди не слишком задумываются над тем, как можно улучшить работу своей службы. Никакой тебе инициативы снизу. А от руководства - иногда еще и "тихое сопротивление "реформированию сверху", - объясняет директор Revival Institute for Future. Он называет это следствием некоего "рабского социального договора", сформировавшегося в стране в отношениях с людьми этой профессии.

По мнению Вадима Аристова, ситуацию можно изменить, пересмотрев "договор", проведя кампанию по маркетингу этой специальности и улучшив финансирование экстренной службы. А точнее, даже просто эффективнее распределяя имеющийся ресурс. Потому что у нас парадокс: с одной стороны, деньги фактически не доходят до реальных исполнителей, которые контактируют с пациентами и спасают их жизни. С другой - если разделить средства, которые ежегодно тратим на систему экстренной помощи, на количество вызовов, получим довольно приличные суммы. За такие деньги можно привлечь коммерческого провайдера, который способен существенно улучшить качество предоставления услуг. "То есть, опять речь о плохом менеджменте, - обобщает консультант по управлению изменениями. - Еще несколько лет назад некоторые коммерческие клиники предлагали отдать им скорую медпомощь какой-то области или города в концессию. Были расчеты, как за предоставленные государством деньги повысить эффективность работы службы в разы. В частности, благодаря реструктуризации, уменьшению количества административного персонала и расходов, не влияющих на качество медицинской помощи, можно сэкономить значительные средства для основной функции службы.

...Такую же инициативу моя команда пыталась воплотить в Одесской области во времена губернаторства Саакашвили. Но из-за недолгой его каденции времени на воплощение замыслов не хватило...", - говорит господин Аристов.

5. “Что немцу хорошо, то украинцу... ". О том, как не сделать еще хуже

Оценивая перспективы реформирования отрасли, Вадим Аристов довольно осторожно говорит об идее изменения модели работы экстренной помощи, которую активно пропагандируют иностранные советники. Речь идет о планах вывести врачей из состава бригад скорой, повысить квалификацию и перевести в специальные отделения или самостоятельные учреждения неотложной помощи. А экипажи карет "скорой" хотят укомплектовать или фельдшерами, или людьми, прошедшими курсы парамедиков. "Соответственно, изменится функция "скорой". Сейчас идея экстренной медпомощи - быстро попасть на место происшествия и, имея в машине необходимые медикаменты и аппаратуру, стабилизировать состояние человека и транспортировать в стационарное медучреждение, где его ждет "серьезное" лечение - в частности, хирургическое вмешательство. А при обновленном подходе будет другая задача - максимально быстро приехать на вызов и так же быстро доставить пациента в больницу неотложной помощи. Задача парамедика - оперативно забрать человека - например, из-под обломков разбитого автомобиля, наложить жгуты, зафиксировать... Есть конкретные протоколы. Но речь идет, в основном, о механистических методах, без врачебных манипуляций", - объясняет Вадим Аристов.

Впрочем, эксперт сомневается: то, что хорошо для развитой инфраструктуры Европы и США, вряд ли без адаптации заработает в Украине. По крайней мере, в ближайшие годы. "Вопрос" быстро привезти упирается, прежде всего, в расстояние и дороги. Соответственно, сделать это часто технически невозможно. Предлагаемая модель, к сожалению, такие реалии не учитывает. Что делать, если расстояния - большие, дороги - плохие, да еще и райбольницы на периферии становятся все менее функциональными (много инициатив их руководителей по превращению их в хосписы, социальные учреждения, где нет хирургии, анестезиологов и т.д.). Соответственно, тяжелого больного туда не привезешь. Придется ехать еще за десятки километров в опорное медучреждение. Это означает отсрочку оказания человеку профессиональной помощи. Поэтому шансов выжить у пациентов становится меньше", - предостерегает от поспешных решений Вадим Аристов.

В то же время директор Revival Institute for Future отмечает: если руководство Минздрава само поднимает эту тему, осознает и признает просчеты и ошибки, есть надежда, что лечить "болезни" отрасли экстренной медпомощи будет легче. При этом специалист советует расширить круг критериев оценки. Это должны быть не только скорость приезда экипажа, но и клинические результаты оказания помощи, процент выживания людей после экстренных случаев, удовлетворенность граждан обслуживанием...

И о ведомственном конфликт - вместо эпилога. Где потерялись деньги?

Информируя о правительственном решении увеличить финансирование экстренной медпомощи на 40%, руководство Минздрава обвинило Национальную службу здоровья в том, что эти средства так и не поступили на места. Потому что с медучреждениями не заключили договоров о повышенных тарифах на предоставление экстренной помощи. "Возникли проблемы - как всегда с Национальной службой здоровья. Они медленно двигаются, считают, что допустимо придумывать какие-то отговорки и не заключать договоры... Думаю, за ближайшую неделю мы все-таки заставим их заключить эти договоры и переначислить повышенный тариф экстренной медицинской помощи", - заявил на брифинге Максим Степанов.

В НСЗУ свою вину отрицают. И "кивают" на министерство. "Направления, по которым НСЗУ перечисляет деньги, а также объемы средств по каждому направлению фиксируются в паспорте соответствующей бюджетной программы. Для того, чтобы НСЗУ могла перезаключить договоры с учреждениями по повышенным тарифам, нужно внести изменения в паспорт. Их должно утвердить Министерство здравоохранения по согласованию с Минфином. Без внесения этих изменений НСЗУ не может увеличить объем финансирования и начинать заключение договоров", - говорится в сообщении ведомства ...

А пока чиновники "бьются" и ищут "крайних", медикам на местах остается довольствоваться полученным копейками. Или не полученными. Потому что вовремя получают зарплату не везде. К примеру, в Смеле Черкасской области продолжаются протесты медработников, которые фактически три месяца не получают заработанного...

Владислав Обух, Киев

Источник

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
13 августа
12 августа