14:20

вторник,
15 октября

Девушка-маугли из Винницы не умеет читать и писать

30.11.2013 / 14:26
Девушка-маугли из Винницы не умеет читать и писать
27-летняя Ольга Кудря за пределы родного двора выходила считаные разы

Вы наверняка встречали таких людей на своем пути. Но почему-то на них порой больно смотреть, и вряд ли хотелось бы иметь в своем окружении. Быть может, они жили с вами по соседству или недолго учились с вами в одной школе.

Уже немолодой, старомодно одетый и сутулый мужчина, влачащийся с авоськой за старушкой-матерью. Или неприметная женщина, внешним видом и суждениями больше напоминающая бабушку, гуляет с кошкой на поводке строго в нескольких метрах от подъезда. Узнаете? Так выглядят результаты нанесенных в детстве психических травм, родительского эгоизма и чрезмерной опеки, сломавшие жизнь изначально здоровым людям. Сколько их – неизвестно. И героиня этой поучительной истории – одна из многих, кто мог бы полноценно жить, учиться и состояться, но из-за невежества самого близкого и родного человека оказалась на дне.

Детство без школы

Ольга Кудря даже разговаривает с трудом – за всю жизнь 27-летняя винничанка провела в общеобразовательной школе всего три дня. Лишь год назад она начала выходить за пределы двора родного частного дома. С детства Ольгу воспитывала бабушка, которая так переживала за внучку, что не выпускала ее на улицу играть с другими детьми.

– Моя дочь Валя бросила внучку, когда той было два года. С отцом Оленьки она разошлась и нашла другого мужчину. Тот ребенка ненавидел, даже засовывал ее головой в газовую печку. Я очень за нее переживаю, чтоб, не дай Бог, не обидел кто, или цыгане на улице не украли, – вполне серьезно делится переживаниями 78-летняя Евгения Денисовна. – Со мной ей спокойно и надежно, опекаю как могу.

Когда Оле исполнилось семь лет, бабушка отвела ее, как и положено, в местную школу №11. Но девочка проучилась там всего несколько дней.

– Через три дня учительница вызвала меня и попросила, чтобы внучка побыла несколько дней дома. Мол, недоразвита, не слушается и постоянно прячется по углам, – вспоминает женщина. – Когда нужно было писать палочки и столбики, внучка рисовала цветочки.

По словам самой Ольги, учительница била ее и таскала за волосы, потому что девочка не понимала, чего от нее хотят. Пару лет назад Кудря решили подать на педагога в суд, но дело не сложилось – учительница якобы «отмазалась» с помощью справки об инвалидности.

– Пусть бы ее засудили, я же теперь даже работу не могу себе найти, – сквозь зубы цедит Ольга.

Похоже, корень всех проблем в этой семьей видят именно там, в начальной школе, где никто не обратил внимания на отсутствие ребенка на занятиях в течение года. На следующий год Оля в школу снова не пошла – не хотелось. Тогда Евгения Денисовна решила, что со своим образованием в 5 классов сможет сама обучить внучку грамоте.

– Мы с дедом пытались ее учить, но как-то безрезультатно. Оля порвала несколько букварей и так ничему и не научилась, – объясняет Евгения Денисовна.

– Зато умею писать свою фамилию. Пришлось бабушке научить меня, чтобы я могла сама расписываться за пенсию по инвалидности, – перебивает Оля. Просим ее поставить свой автограф. Медленно, выводя каждую букву, пишет: «КУДРА».

Подруг у девушки нет, зато она много смотрит телевизор, особенно любит фильмы о любви и передачу «Меняю жену». Мечтает о компьютере, хоть и не умеет им пользоваться.

Семейный портрет

Всякий раз, когда Оле задают вопрос, бабушка пытается ответить за нее – видно, что привыкла контролировать каждый шаг внучки. Девушка хочет говорить сама и закрывает Евгении Денисовне рот.

– Я сама, ба! Вообще, у нас сейчас очень весело. Все на куче живем – мама со своим новым мужем, мой сводный брат Арсен вышел из тюрьмы – и к нам. Ну и бабка с дедом и я с мужем.

Живет все семейство в частном доме в микрорайоне Старый город. В доме две небольших комнаты, кухня и коридор. Обивка на входных дверях разодрана, вместо ручки большая дырка. В комнатах стены темные от грязи, старая мебель, кровати сверху прикрыты старыми куртками. Гражданский муж Оли – 36-летний грузчик Сергей Панасенко.

– Ходить ко мне начал лет шесть назад. Поначалу бабушка его выгоняла, ведь я еще совсем малая была. А он все равно приходил, потом и вовсе переехал.

Девушка понимает, что Сергей старше ее, но не знает, на сколько. Думает пару минут, достает из шкафа паспорт мужа и предлагает нам подсчитать самим.

– Мы хотели свадьбу сыграть, но потом решили, что так будем жить. Сейчас у нас не очень спокойно, его родители против меня: говорят, что тупая. Запрещают жить со мной, но ему все равно – сильно меня любит.

Сергей работает грузчиком на Центральном рынке. Супруги мечтают о детях, как минимум двоих.

– Они обязательно будут в школу ходить. Может, вместе с ними и я чему-то научусь. Муж постоянно спрашивает меня, почему не беременею, а я не знаю, что ответить. Очень переживаю, – задумчиво глядя в окно, говорит Ольга.

Бабушка приучила внучку к чистоте. Девушка почти каждый день убирает в доме и помогает по хозяйству – кормит коз. Готовит мужу кашу или макароны, стирает одежду. Живет Ольга на пенсию по инвалидности. Но за последние два месяца она ее не получила. О судьбе денег переживает все семейство.

– Я имею третью группу по отклонению психики, каждый месяц получала почти тысячу гривен. Недавно государство почему-то решило, что я здорова, могу работать, и хотят отобрать у меня единственный доход, – сетует Кудря. – А кто же меня такую возьмет на работу? С деньгами было хорошо – бабка насобирала их и купила мне золотые сережки, – Ольга показывает в ушах маленькие серьги в виде листиков. – А сейчас ничего купить не можем.

Районо не при делах

Мы покидаем дом Кудрей, оставив Оле пакет с конфетами, но так и не выяснив, как вышло так, что ребенок, у которого не было проблем с психикой, превратился в «маугли» без образования и навыков общения. По мнению чиновников, история давняя, и вспоминать о ней не стоит.

– Если родители отказываются отдавать ребенка в школу, то пишут заявление с объяснением причин. Такие случаи бывают, обычно это 6-летки, которых хотят отдать учиться на год позже. Других причин я не встречала. Но чтобы взрослый ребенок не ходил в школу – у нас такого не было. А об истории 20-летней давности рассуждать сложно. Мало ли какие были причины, нам они неизвестны, – сказала сотрудница Винницкого райуправления образования, не пожелавшая назвать свое имя.

После смерти опекунов может случиться трагедия

Детский психолог Ольга Деркач:

- Обычно у таких людей после смерти опекунов начинается депрессия, развиваются комплексы. Человек не доверяет миру, считает его враждебным, для него даже в магазин за хлебом сходить – стресс. Если не предложить своевременную помощь, последствия могут быть ужасными, человек может что-то с собой сделать. Помощью в такой ситуации может стать близкий друг или психолог, готовый выслушать и показать, что мир не настроен враждебно. Главное, чтобы человек понял, что гиперопека его близких не была нормальным явлением, и захотел вернуться в социум. Только при таких условиях реабилитация возможна.

Сейчас лучшая подруга Оли - ее бабушка

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
15 октября