16:11

воскресенье,
23 февраля

Вместо борьбы с наркотиками - искусственные барьеры на пути к обезболиванию?..

29.01.2020 / 09:16
Вместо борьбы с наркотиками - искусственные барьеры на пути к обезболиванию?..
Непрофессионализм и турборежим как в написании, так и в принятии законопроектов нынешней Верховной Радой уже стали притчей во языцех.

Порой кажется, что депутаты не понимают и не хотят понимать: и до них были какие-то наработки и существовала прослойка законодательства, составляющая некоторую систему. Поэтому даже из лучших побуждений нельзя просто так что-то придумать и, не соблюдая определенных правил и механизмов подготовки законопроекта, согласования его с другими законами или нормативными актами, ожидать, что он заработает и всем будет счастье.

Одним из последних ярких примеров такого непрофессионализма является законопроект №2784 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия незаконному обращению наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров и злоупотреблению ими", поданный в Верховную Раду 17 января 2020 года, который вместо анонсированной борьбы с незаконным обращением наркотиков создает искусственные барьеры на пути к обезболиванию.

Кроме того, эксперты утверждают: в случае его принятия фактически любого человека с наркозависимостью можно будет отправить на принудительное лечение и кого угодно — на принудительный медосмотр или привлечь к уголовной ответственности за "пропаганду наркотических средств". По этому пути в свое время пошла РФ, сейчас по нему предлагают идти Украине.

"Законопроект содержит ряд репрессивных положений, — считает руководитель ОО "Правозащитная группа "СІЧ", член правления УХСПЧ Дмитрий Рева. — Вопрос принудительного лечения наркозависимых спорный с позиции понимания прав человека. В большинстве европейских стран власть, наоборот, пытается защитить таких лиц от принуждения. Программы должны реализовываться в рамках государственной стратегии борьбы с наркотиками, где госпитализация — выбор самого наркозависимого, а основная задача государства — защита наркозависимых лиц от распространения СПИДа и других тяжелых болезней.

В свое время Украина уже отказалась от "Инструкции о порядке подготовки материалов для направления больных наркоманией на принудительное лечение в специализированные лечебные заведения Минздрава Украины и передачи этих материалов в суд" (https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/z0244-95) как нарушающей права наркозависимых, ведь болезнь не является поводом для ограничения правового статуса человека. Обозначенная система не была эффективной и никоим образом не повлияла на показатели роста наркомании в Украине. Зачем же реанимировать эту постсоветскую модель?".

"В 1998 году Украина присоединилась к предложенному ВОЗ Международному классификатору болезней, — комментирует эксперт по наркополитике БФ "Відродження" Елена Коваль. — Это означает, что, ставя определенный диагноз, в Украине не придумывают его самостоятельно, а, как и во всем мире, берут из этого классификатора МКХ-10, в котором все болезни объединены в группы и четко закодированы.

Все болезни, связанные с употреблением человеком наркотических веществ (опиаты, канабис и подобные), отнесены МКХ-10 к расстройству психики вследствие употребления таких веществ и находятся в разделе, касающемся психиатрии в целом. То есть во всем мире отклонения людей, страдающих от употребления всех психоактивных веществ, отнесены к психическим расстройствам и лечатся психиатрами. Поэтому, если мы говорим о том, что Украина идет в ЕС и гармонизирует свое законодательство согласно его требованиям, мы должны осознать: все, кого в нашем устаревшем законодательстве называют словом "наркоман", в действительности — люди с определенными психическими отклонениями.

Но законопроект №2784 вместо того, чтобы привести наше законодательство в соответствие с европейскими нормами, предлагает вернуть Украину в 1995 год, когда впервые началась разработка закона о противодействии незаконному обращению наркотических средств, когда здесь еще не знали, как это делается в Европе, и, по образу и подобию СССР, придумали отдельное заболевание "наркомания", решив: если всех людей принудительно от этого заболевания лечить, то все проблемы у нас исчезнут. И вот теперь мы вместо того, чтобы идти в направлении, которое определили для развития государства, почему-то вновь начинаем возвращаться в 1995–1996 годы. Это — первое.

Второе. Вследствие того, что человек с психическими отклонениями, согласно законопроекту, в государстве будет подвергаться принудительному лечению, должен быть создан ряд заведений здравоохранения, система, позволяющая все это делать. Сейчас таких заведений у нас нет. И это означает, что одним росчерком пера народные депутаты предлагают вместо того, чтобы вкладывать средства в общую систему здравоохранения, создать отдельную отрасль и эти закрытые заведения. При этом в объяснительной записке они пишут, что данный законопроект не требует средств из госбюджета.

Третье. Депутаты предлагают ввести в наше законодательство термин "пропаганда", определение, которого нет ни в этом законопроекте, ни где бы то ни было, а следовательно, подвести под него можно, что угодно. К чему это приведет?

Авторы пишут о том, что нельзя даже сравнивать по действию какие-то вещества. Представим, что пациенту только что поставили сложный диагноз, и человек ищет соответствующую информацию. Говорить о том, что он может получить ее в полном объеме от врача, означает покривить душой. Многие пациенты обращаются в пациентские организации, благотворительные фонды и, получая разъяснение, слышат, например, что не обязательно вводить морфин в виде инъекций, можно купить пластырь, обеспечивающий то же обезболивание. У пациента будет такое же обезболивание, но без иглы. Пациент приходит к своему врачу и просит выписать ему рецепт на пластырь. Он услышал о преимуществах одного метода введения препарата по сравнению с другим. Но ведь речь идет о наркотическом веществе. И это уже можно расценивать как пропаганду. Таким образом, половину наших общественных организаций, занимающихся просветительской деятельностью, в частности в школах, можно просто закрыть.

Если выполнять такой закон, надо исключить всю информацию. Написано, что ее можно распространять на семинарах, в научных изданиях и так далее. То есть даже в аптеке такой информации не может быть. И, если вы не медработник, в лечебном заведении вам не должны сообщать о том, что появились капли "Ораморф" для детей, которые можно применять с очень маленького возраста. В Украине нет препаратов для обезболивания детей. А взрослыми препаратами этого делать нельзя. Но вы не увидите и не услышите эту информацию, потому что это — пропаганда наркотических средств.

Четвертое. Четко прописано, что из аптеки препарат может быть выдан исключительно по электронной форме рецепта. Хотелось бы обратить внимание на то, что заведения здравоохранения, в частности аптеки, должны осуществить переход на информационные медицинские системы. Они должны быть сведены в единую систему и присоединены ко всем заведениям здравоохранения, где могут быть выписаны рецептурные бланки. На сегодняшний день формы 3, по которым выписываются препараты наркотических средств, еще не заполнены и не запущены в работу. Пилотный проект по внедрению этих электронных форм для врачей в некоторых регионах, которые будут выбраны Минздравом, начнется с 1 апреля этого года. То есть эта информационная система еще даже не зашла в экспериментальную эксплуатацию, а депутаты уже хотят закрепить в законе, что это единственный метод, по которому пациент может получить все препараты.

И пятое. Согласно информации сайта Госслужбы лекарственных средств и контроля над наркотиками, в Украине около 20 тысяч аптек. И только 382 из них выдают препараты подконтрольной группы. Люди не могут туда доехать и с бумажными формами. Согласованы ли уже все организационные моменты? Есть ли согласие всех этих аптек, что они устанавливают это информационное обеспечение и платят за него дополнительные средства?

Возможно, депутатам надо направить свои усилия не на создание искусственных барьеров на пути к обезболиванию, а на то, чтобы люди могли получить эти препараты фактически в каждой аптеке? Хотя это не их компетенция. Согласно законодательству, это должно определять Министерство здравоохранения и утверждать Кабмин.

Что действительно надо делать в этой сфере? Мы начали с того, что во всем мире такие расстройства отнесены к психическим. В Украине есть отдельный Закон "О психиатрической помощи", в котором четко определены методы принудительного медицинского применения и прописаны все моменты, которые хотят продублировать депутаты, — в каких случаях суд принимает решение о госпитализации, на какой срок это может быть назначено, на какой срок может быть продлено, как пациент может это обжаловать, если он совершеннолетний и если нет. И если наркология является частью психиатрии, достаточно исключить все эти дурацкие статьи об отдельном диагнозе "наркомания" и написать, что это — лица, подлежащие лечению согласно закону о психиатрии. И все. Потому что иначе можно дойти до того, что мы станем прописывать отдельным законом каждую болезнь — и депрессию, и эпилепсию, и так далее.

Есть международные правила и протоколы лечения. Почему ВР хочет взять на себя функцию ВОЗ и утверждать своими документами, как лечить конкретного пациента с конкретным диагнозом, мне не понятно".

Алла Котляр

Источник 

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
23 февраля
21 февраля