10:16

среда,
21 ноября

Молчание таможенников

02.11.2018 / 15:12
Молчание таможенников
Источник: Твоє місто
«Задокументирован факт вымогательства и получения неправомерной выгоды в размере 15 тыс. Долларов США исполняющим обязанности заместителя начальника Львовской таможни ГФС», - так в январе 2017 началась история задержания таможенника Юрия Борисова, о которой громко написал на своей странице в Facebook главный военный прокурор Анатолий Матиос.

История завершилась в конце сентября этого года. 46-летнего Юрия Борисова оправдали.

Его коллеги-таможенники отказались от своих показаний о сборе с них дани. Кроме того, доказательства, с которыми прокуроры пришли в суд, оказались не просто недостаточными, а собранными несколько небрежно, что часть их суд просто не мог принять. То всех подписей под протоколами не было, то на видео не видно, как упаковывали изъятые деньги. Или же обсуждали со свидетелями их поведение во время негласных следственных действий и представлений, что совершенно недопустимо и, наверное, знает каждый юрист-первокурсник, но «забыл» прокурор.

Фактически, именно работники военной прокуратуры Львовского гарнизона во главе с тогдашним руководителем Владиславом Савинцом поработали так, что дело против таможенника Борисова развалилась в суде.

***

Сегодня Владислав Савинец не хочет комментировать историю с задержанием таможенника – отсылает к пресс-службе. Он уже не работает в военной прокуратуре, а является первым заместителем директора Территориального бюро расследований ГБР, расположенного во Львове.

А в начале истории он активно делился подробностями следствия с журналистами: «Непосредственно он (Юрий Борисов - ред.) напрямую деньги у подчиненных не брал. Определял конкретное лицо, также работавшее на «Львовской таможне», которое должно было в определенное время, определенный период обойти весь личный состав и забрать конкретную дань».

Напомним, Юрия Борисова задержали на получении взятки в $ 5 тыс., которые были лишь первой частью откупа на общую сумму $ 15 тыс. Тогда эту историю комментировали не только Савинец с Матиосом, но и генпрокурор Юрий Луценко. Именно Луценко рассказал, что Борисов требовал деньги с подчиненных работников за «отсутствие препятствий во время прохождения службы и не перемещение с должностей».

По версии следствия, Юрий Борисов потребовал собрать взятки с подчиненных начальнику управления противодействия таможенным правонарушениям «Львовской таможни» Анатолию Скакуну. При этом собрать деньги должен был подчиненный Скакуна – Назар Клебан. Он, выполняя указание шефа, в течение двух дней прошлого года 16 и 18 января собрал деньги в девяти работников таможни.

Во время обыска у Назара Клебана изъяли личный блокнот, в котором были записаны суммы с фамилиями и обозначениями.

В приговоре приведен вот такой список:

Дмитрий Теличак (2200 II),

Вадим Жребий (2500 II),

Юрий Лысенко (1200 II)

Иван Лопотич (4000 II) - далее II исправлено на гр,

Николай Коломийцев (67000 гр),

Игорь Пашуля (14000 гр),

Владимир Марцияш (4000 II),

Олег Шумелда (300 II),

Виталий Ступак (1800 II).

По словам Назара Клебана, это список людей, у которых он просил одолжить деньги «для решения проблем в семье». При этом знак «II» означает, что человек еще не уверен, одолжит ли ему средства, а знак «гр» - гарантированно одолжит.

Хотя логичнее предположить, что знак «II» - это недорисованная символ доллара $, а «гр» - гривна. Особенно, если посчитать сумму, которая вышла после того, как Клебан обменял гривны на доллары. А получилось в общей сложности $ 15 тыс., о которых говорило обвинение.

На следующий день Клебан в помещении таможни передал Борисову часть денег, $ 5 тыс, утверждало обвинение. Последний якобы сказал Клебану пойти в обменник – разменять полторы тысячи долларов на гривны. Где-то здесь и нагрянули с обыском к Борисову.

Остальные собранных средств, $ 10 тыс., изъяли в квартире, где жил Назар Клебан. Он держал их под матрасом детской кровати в детской комнате.

Кроме суммы, которую прокуратура считала взяткой, при обыске у Юрия Борисова также изъяли дополнительных 500 долларов и 33,1 тыс. грн, мобильные телефоны iPhone 7 и iPhone 5.

В 2015-м Борисов получил 35 тыс. грн дохода, в 2016-м - 48 тыс. грн.

Кстати, во время обыска в кабинете Борисова присутствовал его защитник – Андрей Болюбаш, известный во Львове как юрист ОО «Развитие общества». Болюбаш был помощником нардепа от БПП, председателя подкомитета по вопросам правового обеспечения деятельности таможенных органов Андрея Антонищака, как и таможенник Юрий Борисов.

«Был с ночной смены, уставший, ничего не понимал»

Когда дело начали рассматривать в суде, то Юрий Борисов не признал вину и заявил, что средства, полученные в его кабинете во время обыска, были его личными сбережениями. Ничего не требовал, ничего не получал.

Основной свидетель, «собиратель поборов», Назар Клебан заявил, что прокуроры его долго мучили, водя по различным кабинетам, психологически давили, угрожали тюремным заключением. А он же «был с ночной смены, уставший, ничего не понимал», а потому писал заявления под диктовку, а протокол своего допроса даже не читал.

Клебан также заявил, что во время следственного эксперимента на него также давили – якобы прокурор Владислав Савинец лично сказал, что не вернет документы на квартиру, изъятые при обыске. А 10000 долларов, которые нашли у него дома под матрасом, - эти деньги передал ему на хранение гражданский муж родной сестры его жены.

Изменили свои показания и другие свидетели. Если во время досудебного следствия они рассказали прокурорам о вымогательстве денег, то в суде они заняли аналогичную с Клебаном позицию. Они отказывались от своих предыдущих показаний, утверждая, что дали их под давлением. Хотя официальных жалоб ни к кому не было.

В целом создается впечатление, что львовские таможенники сильно недосыпают, имеют слабую психику и не умеют читать:

Анатолий Скакун: Под давлением, по состоянию здоровья подписал напечатан протокол, который ему дали.

Олег Шумелда: Одолжил деньги Скакуну. Ранее свидетельствовал об обратном из-за давления прокуроров, а он «хотел побыстрее уйти домой, поскольку давно не спал и нуждался в отдыхе».

Владимир Марцияш: Давал показания во время досудебного расследования без использования юридической помощи, а потому он их не поддерживает. На него морально давили. Деньги просто одолжил Клебану. Сколько – не скажет.

Виталий Ступак: Никаких денег не давал, второй протокол допроса не читал. на него оказывали давление в прокуратуре.

Юрий Лысенко: Одалживал Клебану личные деньги. Во время допроса ему отказали в правовой помощи, ему говорили, пока он не подпишет протокол допроса то не сможет уйти.

Иван Лопотич: Одолжил деньги, которые были при нем. Протокол допроса подписал, не читая его.

Дмитрий Теличак: Денег не передавал. В прокуратуре незнакомые лица убеждали его дать необходимые им показания.

Николай Коломийцев: Денег не давал. Еще осенью 2016-го Клебан просил одолжить деньги, но он отказал.

Вадим Жребий: Денег Клебану он не одалживал, и Борисов у него ничего не требовал.

При этом в приговоре приведены показания и других людей, в частности, понятых во время следственных экспериментов, которые не заметили признаков давления на таможенников. Например, один из таких свидетелей сообщил, что Назар Клебан показывал, куда ехать и демонстрировал, как получал средства, а также говорил, что деньги для руководства.

Также упомянут рапорт оперуполномоченного УЗЭ во Львовской области, который в комнате для проведения следственных действий частично услышал разговор Борисова и его защитника, которому таможенник сообщил, что за время работы на таможне «имел сделки на большие суммы, а тут попался с Назаром».

Этот рапорт оперуполномоченного суд признал таким, который прокуратура получила незаконным путем, также было нарушено право Борисова на конфиденциальность общения с защитником.

Почему суд оправдал Борисова?

Все просто – доказательств вины не было. Если вчитаться в обоснование решения судьи Виталия Стрельбицкого, то у него и не было иного выбора как оправдать таможенника.

Во-первых, свидетели-таможенники отрицали вымогательства у них денег. А доказательств того, что они врут, не было никаких. Ведь ни записей телефонных разговоров со словами, которые бы это подтвердили, ни фотофиксации передачи средств в материалах дела не было.

У прокуратуры даже не было видео из кабинета Борисова, на котором было бы видно, как ему передают $ 5 тыс.

Во-вторых, мотив «преступника» не подтвердился. Оказалось, и.о. начальника таможни издал приказ «О переводе работников Клебана Н.А., Борисова Ю.А., Жереба В.В., Коломийцева М.В., Шумелды А.И., Теличака Д.В., Ступака В.В., Лысенко Ю.А., Лопотича И.Я., Пашуля И.А., Марцияша В.П. и других» в декабре 2016 года, то есть еще до вероятного факта вымогательства средств.

И главное, прокуроры во время проведения досудебного следствия сделали столько «ошибок», что многие доказательства суд ставил под сомнение, не учитывал. Например, прокуроры допрашивали Скакуна и Клебана после 22 часов, во время негласных следственных действий обсуждали со свидетелями их поведение во время дачи показаний, не собравшие всех необходимых подписей под рядом протоколов и т. д.

В итоге суд решил признать Юрия Борисова невиновным, вернуть ему изъятые деньги и телефоны, отменить арест на имущество.

Назару Клебану также должны вернуть почти $ 12 тыс., А сожительнице Борисова Елене Жилинской – 400 тыс. грн внесенного залога.

Александра Губицкая

P.S. 31 октября на портале «Судебная власть Украины» появилась информация о апелляционную жалобу военной прокуратуры на приговор суда. Комментарий военной прокуратуры получить не удалось, поскольку их представитель болеет, а всем остальным говорить без нее нельзя.

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
20 ноября
19 ноября