04:31

четверг,
14 декабря

Новости Страна Общество

Вуз для диверсантов: как в Крыму готовили повстанцев для Азии и Африки

08.11.2013 / 15:20
Вуз для диверсантов: как в Крыму готовили повстанцев для Азии и Африки
Крымский учебный центр 25 лет готовил военные кадры революции

Во времена Союза Крымский учебный центр в поселке Перевальном снабжал командирскими кадрами повстанческие армии и партизанские отряды в странах Азии и Африки. Многие из крымских выпускников, кому посчастливилось выжить в битве с империалистами и колонизаторами, дослужились до генералов, командармов и военных министров в Мозамбике, Гвинее-Бисау, Йемене, Танзании, Анголе, Намибии, Лаосе, Эфиопии, Афганистане и других развивающихся странах. Всего за 25 лет работы центра (преобразованного позже в Симферопольское военное объединенное училище) было подготовлено более 10 тысяч офицеров для национально-освободительных армий.

В советское время УЦ-165 (так для конспирации обозначали 165-й Учебный центр по подготовке иностранных военнослужащих при Минобороны СССР) считался объектом засекреченным и подчинялся непосредственно десятому Управлению Генштаба. Но в тайне все сохранить не удалось, поскольку для обслуживания школы в Перевальном требовалось почти полтысячи вольнонаемных – в основном это были жители окрестных сел и Симферополя. Однако всей правды они не знали, да и знать не могли, поэтому сами домысливали и сочиняли легенды и мифы о «черных солдатах», «желтых снайперах» и «красных скорпионах». Тогда без пропуска близко к школе подобраться нельзя было – за праздное любопытство могли задержать и пропесочить в «кутузке» на предмет выяснения личности. Сейчас в тех местах расположен военный городок и полигон подразделений 36-й отдельной бригады береговой обороны Военно-морских сил Украины.

Черная сотня

Первых курсантов привезли весной 1965 года. Это были партизаны из Гвинеи-Бисау, которые в те времена воевали за независимость с португальскими колонизаторами. Новобранцев в симферопольском аэропорту встречал первый комендант Учебного центра Владилен Кинчевский. Рейс из Болгарии, который не значился в расписании полетов, приземлился поздно вечером.

Как вспоминал Владилен Кинчевский, секретность была настолько высокой, что даже встречающая сторона не знала, из какой страны везут курсантов.

«На дворе темень, лиц не разглядеть – только силуэты, – говорит Кинчевский. – Лишь подойдя ближе, мы увидели, что это иссиня-черные африканцы. Нашим переводчикам пришлось попотеть, прежде чем выяснилось, что единственный язык, который мало-мальски понимают партизаны, – португальский. Да и то не все – многие говорили на своих местных наречиях, приходилось использовать язык жестов, чтобы хоть как-то понять друг друга».

Спать – под кровать, селедку – не есть

Всего посланцев генсека Африканской партии независимости Гвинеи и Зеленого мыса Амилкара Кабрала было 75 человек в возрасте от 16 до 35 лет.

Гвинейских «студентов» в СССР везли с пересадками – окружными путями, чтобы не вызывать интереса у вражеской разведки. Сразу после посадки их отправили на базу – в карантин. Благо, база хоть и находилась в километре с небольшим от ялтинской трассы, но ее со всех сторон наглухо прикрывали холмы и горы. Так что курортники, мчащиеся к морю, ни о чем не догадывались.

Ливанские лидеры оппозиции обучили в центре около 2,5 тыс. своих боевиков

С первым набором у коменданта было много головной боли. Как выяснилось, многие из «диверсантов» раньше никогда не спали на кроватях и после отбоя укладывались спать под ними – вроде как под навесом. Кроме того, гвинейцы поголовно не признавали сапог – пришлось выписывать всем ботинки, но в свободное время от занятий они все равно ходили босиком.

По словам Кинчевского, больше всего «студентов» интересовал окружающий мир. Говорит, что гвинейцы постоянно норовили посмотреть, что же там, за забором базы.

«Приходилось силой за штаны стаскивать, как школьных хулиганов, – вспоминает подполковник запаса. – Ведь местные, когда видели торчащие из-за забора черные головешки, пугались не на шутку. С питанием дела тоже обстояли неважно. Нет, еды хватало с избытком, но вот армейские повара ничего не знали об особенностях гвинейской кухни и долго удивлялись, почему еда часто оставалась нетронутой. Оказалось, ее африканцы не ели, так как считали, что это испорченный рис. Меню у гвинейцев было такое же, как и у наших солдат-срочников. Но вот только африканцы такой еды сроду не видели, а пробовать не отваживались. На ужин, к примеру, вареные яйца раздадут, а они чудаки, катают их по столу и смеются – не знают, что с ними делать. Или на обед селедка – так за хвост по тарелке повозят, но не съедят».

Из партизан в министры

Через год после того как первые курсанты приступили к обучению в Крыму, их посетили африканские лидеры революции. На базе побывали генсек Африканской партии независимости Гвинеи и островов Зеленого Мыса Амилкар Кабрал и лидер народного движения за освобождение Анголы Агостиньо Нето. Гостям показали казарму, столовую, полигоны и даже дали пострелять из боевого оружия.

«Сначала предложили им пистолеты, – вспоминает Владилен Кинчевский. – Так Кабрал отстрелялся весьма неплохо, а вот Нето почему-то разволновался – руки сильно тряслись. Он даже в мишень не попал. Но потом дали им еще из безоткатного орудия пальнуть, которое загодя подготовили наши артиллеристы – навели, четко прицелились – оставалось только выстрелить. Ну тут уж без промаха вышло, и курсанты убедились в меткости вождей революции».

Печально, но именно выпускник крымского центра застрелил лидера гвинейского освободительного движения. Несколько лет парень состоял в личной охране Амилкара Кабрала, но в итоге был подкуплен и убил своего шефа. Зато некий Жозе Маркес дослужился до начальника оперативного отдела Генштаба.

После первого выпуска центр принимал в свои ряды бойцов из Анголы и Мозамбика, Лаоса и Вьетнама, Кубы и Афганистана. И стоит признать, что навыки, полученные партизанами в Крыму, приносили свои результаты. Например, уже в апреле 1974-го Португалия признала Республику Гвинея-Бисау в качестве суверенного государства и начала вывод войск с ее территории.

Минеры империализма

Первыми учебными планами «партизанской школы» ведал полковник Михаил Стрекозов. В 1965-м он вернулся из Сирии, где четыре года был военным советником командующего фронтом и возглавил учебный отдел центра в Перевальном. В программе обучения помимо боевых практических дисциплин отводилось время и политподготовке. Как и положено, африканцев, которые толком-то и читать не умели, в обязательном порядке нагружали теорией марксизма-ленинизма, вводили в курс истории мировых революционных движений. Удалось ли им что-либо уяснить – до сих пор загадка, ведь преподаватели социального цикла зачетов не проводили, а конспектов повстанцы не вели. Более того – даже простейшим арифметическим действиям их учили по специальной методике для неграмотных.

«Но в военном деле они были на высоте, – вспоминает Михаил Васильевич. – На полигоне усталости не знали. Обучались они в основном на образцах оружия времен Великой Отечественной войны по всем специальностям сухопутных войск. Для партизанской борьбы – это было в самый раз. Особый упор делался на саперную подготовку. Учили их взрывать железнодорожные пути, мосты, здания. К концу курса они разбирались во взрывчатых веществах, умели снаряжать и обезвреживать мины. Но не больше – самостоятельно сделать детонатор они не могли. Нам не нужны были экстремисты.

Арабские новобранцы

До начала 70-х годов Центр готовил в основном бойцов и командиров для непрерывно воюющих африканских стран. СССР поддерживал вооруженную борьбу «прогрессивных сил» за независимость в Анголе, Мозамбике, Конго, Зимбабве, Гвинее. И только в 1975 году на Крымском полуострове появились первые новобранцы из арабских стран. Сначала это были небольшие группы боевиков из Омана – солдаты Народного фронта освобождения Дофара. А потом подтянулись и ребята Ясира Арафата, который в те времена тесно дружил с Брежневым.

Лаосские военные были одними из немногих, за чье обучение правительство платило наличными

Осенью 1975 года в Симферополь прибыли 90 палестинцев. И уже в аэропорту с ними произошел первый скандал. У одного из бойцов «Движения за освобождение Палестины» (ФАТХ) наши таможенники нашли незадекларированные деньги – 10 тысяч долларов! Руководитель группы, спасая «баксы» подопечного, пытался объяснить, что это общие деньги, которые им на расходы выделило руководство ФАТХа.

Однако и в дальнейшем выяснилось, что палестинцы далеко не подарок. Прибыв на базу, они отказались жить по общему расписанию и потребовали себе послаблений в режиме с правом выхода за пределы городка. Тогда, во избежание скандала, после тщательных консультаций с Москвой наши офицеры пошли на уступки. Однако последствия не заставили себя долго ждать – бойцов Арафата стали ловить в объятьях проституток даже в закрытом для иностранцев Севастополе. Не обошлось без серьезных проблем и в пределах Центра – когда на подготовку прибыли парни из Сирии, представляющие партию БААС. Их конфликты с «фатховцами» часто заканчивались поножовщиной.

Кадры для всего мира

После того как базу в 1980 году переквалифицировали в Симферопольское военное училище (СВОУ-80), из программы обучения исчезли специфические «партизанские предметы» и срок подготовки увеличился до 2 лет. География новобранцев существенно расширилась: прибывали группы из Вьетнама, Лаоса, Кампучии, Монголии, Кубы, Афганистана, Ливана, Индии, Никарагуа и даже из Гренады. При этом преподавание велось только на русском языке. В училище готовили уже не партизан, а кадровых офицеров для дружественных СССР армий: танкистов, артиллеристов, зенитчиков, связистов и автомобилистов. Параллельно в СВОУ-80 работали и краткосрочные «курсы повышения квалификации». Так, в 1983 г. специально подучиться саперному делу в Крым приезжали офицеры Муамара Каддафи – полковник и три майора.

Особое внимание уделяли диверсионной подготовке. Например, учили безшумно снимать часовых

С разрешения ЦК курсантов стали вывозить на экскурсии в Ялту и Алушту. Особый пункт – передовой колхоз «Дружба народов». Их водили по домам колхозников, чтобы показать, как у нас хорошо живут простые люди. Четыре кубинских курсанта даже свадьбы сыграли с местными девчатами. А некоторые пытались увезти на родину... громоздкие музыкальные инструменты.

«Как-то один парень из Мадагаскара замучил всех расспросами – очень хотел купить пианино, – вспоминает Владилен Степанович. – Я удивился, мол, зачем тебе оно в Африке? А он и говорит: „Как же, не понимаешь, начальник, пианино у нас – это два „мерседеса“. Привезу домой, продам и куплю две машины – себе и папе“. И действительно, когда он уезжал, ему сбили деревянный контейнер, и он увез на пароходе пианино. Вот так африканцы преподавали мне уроки рыночной экономики».

Возле Перевального — самые красивые пещеры Крыма

Эмине Баир Хосар уходит вглубь почти на 700 метров

Крымский поселок Перевальное находится на 21-м километре по дороге из Симферополя в Алушту. До образования в 1965 году учебного центра, там стоял отдельный батальон связи окружного подчинения. В 1980 году 165-й Учебный центр по подготовке иностранных военнослужащих при Министерстве обороны СССР был преобразован в Симферопольское военное объединенное училище (СВОУ-80). С распадом Союза заведение было расформировано. Сейчас в казармах бывшего УЦ живут украинские солдаты одного из подразделений 32-го армейского корпуса. Недалеко от поселка находятся несколько крымских достопримечательностей: Красная и Мраморная пещеры, а также одна из самых красивых пещер полуострова – Эмине-Баир-Хосар.

Одевали с иголочки и кормили как пилотов

Африканским партизанам кроме формы выдавали и гражданскую одежду

Кстати, всех курсантов на срок пребывания в Союзе обеспечивали и комплектом гражданской одежды: костюм, две рубашки, туфли, носки – общей стоимостью 250 руб. А на карманные расходы им выдавали по 20 руб. ежемесячно. Поэтому неудивительно, что некоторые особо предприимчивые курсанты умудрялись накопить довольно приличные суммы. Кормили их лучше, чем обычных солдат Советской Армии. Заморским курсантам полагался паек по «летной норме» – на 3 руб.50 коп. в день, почти как в профсоюзном санатории. Кроме того, с армейской формой каждому выдавали и комплект гражданской одежды – плащ, костюм, две рубашки, галстук, шляпу, носки и туфли. В среднем содержание одного курсанта обходилось Союзу в 6,5-8 тыс. руб. Таким образом, содержание учебного центра влетало советскому руководству в копеечку, поскольку лишь Ливия, Лаос и Эфиопия сами платили за обучение своих солдат живыми деньгами. Все остальные предпочитали учиться военному делу в кредит.

Новости партнеров
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
28 ноября
31 августа
30 августа
7 августа
2 августа
27 июля
24 июля
13 июля
12 июля
7 июля
6 июля
5 июля